Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Зреет , зреет наверно скоро покраснеет....

Здравствуйте, давненько я с вами не общалась. Привет, ребята! А по теме... Последнее время поселилась и не дает покоя мысль, что валить надо из Престольной. Что ж сподвигло на такую крамолу? Вот , почему то ( это так, для начала) наш район называется спальный, но последние два года выспаться совсем не удается, ни зимой, ни летом, ни на буднях, ни в выходной. То долбят ХОРОШИЙ асфальт и кладут еще ХОРОШЕЕ, то меняют заборы, то косят траву с утреца в субботу, то деревья пилят. В одной квартире ремонт закончили, в другой начали стены долбить. Про нашествие ворон и карканье (противное, скрипучее) с пяти утра и до вечера даже говорить не охота....Как на кладбище. В доме почти все квартиры или сданы таджикам или проданы. А место то сказка, тут и река и зелень красота... Но, вот опротивело все до чертиков....То машину поставить не где, то опять какой нить указ градоначальника вылезет( типа... Сделать через Москву реку шестиполосную магистраль с Волоколамки через наши дома до Звенигородки и ведь сделают, как бы мы ни митинговали!) надоели пробки, хочется ездить на машине, а не сидеть в ней. Надоела инородная речь которую слышу со всех сторон( как в ауле). Господи , и это пишу я, человек воспитанный в СССР и совершенно лояльный. Надоели постоянные запреты и локальный надзор, камеры разве что только в квартире пока нет. А хамство просто расцвело в полную силу. Почему я в своем городе должна жить с оглядкой? Я все прекрасно понимаю, что город тут совсем ни причем , и так возможно по всей стране, но в Москве это особенно по вылезало . И так... Ближнее подмосковье нам ни светит, бабок не хватит. Пока присматриваем в соседних областях. Привычка, вторая натура, и сталкиваемся с кучей проблем и потребностей, но мысль уехать покоя не дает. Наверное это нееееемного старость и полная усталость. Прекрасно понимаем, что откажемся от многого, но думаю что и выиграем не мало. Ваше мнение? Только без наездов....типа зажрались.
function () {
return typeOf(this, 'array');
}
Тема закрытаТема в горячихТема скрыта
Жалоба принята. Спасибо!
Пожаловаться
10 декабря
Volkswagen Polo 1.6 AT
Комфорт приемлем, но холодная (салон)
3.3
10 декабря
Mitsubishi ASX 1.6 2WD MT
Отличный автомобиль! Молодцы японцы!
4.7
Все отзывы
Поделиться темой
Отписаться
Подписаться
КомментарииКомментарииПока ни одного комментария, будьте первым!
157
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
Москва- большая деревня...
СсылкаПожаловаться
Виктор Косарчук
Москва- большая деревня...
СсылкаПожаловаться
История переписки2
А в дальнейшем будет аул масквабад.
СсылкаПожаловаться
Виктор Косарчук
А в дальнейшем будет аул масквабад.
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Вот это верно... Чем дальше, тем хуже
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
Вот это верно... Чем дальше, тем хуже
СсылкаПожаловаться
История переписки4
Надежда, целиком и полностью к присоединяюсь к Вашей теме и криком своей души.
после рождения ребёнка все окружающие факторы усилились в сто раз.
на районе лиц восточной внешности больше 80%, а если и славянское,то или пьяное или быдло не образованное.
карое одно фу и думается мне,что кто мог(финансово) уже давно свалил из нерезиновой.
единственное что пугает в переезде отсутствие раб.места и хорошей зарплаты
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Нужно говорить не Москва, а Масшхабат:))
СсылкаПожаловаться
Виктор
Нужно говорить не Москва, а Масшхабат:))
СсылкаПожаловаться
История переписки2
И не город, а кишлак, или аул.
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Ударение не там делаешь..
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
Вот мы и думаем....Внуки то как раз тут останутся. Тут им и в школу и в секции. Срывать дети пока не готовы. А мы думаем скоро дозреем раздражение нарастает.
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
История переписки3
Согласна
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
Согласна
СсылкаПожаловаться
История переписки4
Но начинать то с чего то надо
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
История переписки6
мы пока ищем и думаю что быстро это не решиться, а вот вернуться... Это уже вряд ли . Что б что то купить, надо продать.потому и ищем, что б наверняка.
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
Эх, Ольга, Ольга....Согласна. Шикарный. Но для тебя это пока развлекуха , а для нас беспокойство и рутина.
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
"О РУССКОМ ПИСАТЕЛЕ.
Русский пароход покидал крымские берега, отплывая за границу.

Опершись о борт, стоял русский писатель рядом со своей женой и тихо говорил:

— Прощай, моя бедная, истерзанная родина! Временно я покидаю тебя. Уже на горизонте маячит Эйфелева башня, Нотр-Дам, Итальянский бульвар, но еще не скрылась с глаз моих ты, моя старая, добрая, так любимая мной Россия! И на чужбине я буду помнить твои маленькие церковки и зеленые монастыри, буду помнить тебя, холодный красавец Петербург, твои улицы, дома, буду помнить «Медведя» на Конюшенной, где так хорошо было запить растегай рюмкой рябиновой! На всю жизнь врежешься ты в мозг мой — моя смешная, нелепая и бесконечно любимая Россия.

Жена стояла тут же; слушала эти писательские слова — и плакала.

*
* *
Прошел год.

У русского писателя была уже квартирка на бульваре Гренелл и служба на улице Марбеф; многие шофферы такси уже кивали ему головой, как старому знакомому, уже у него было свое излюбленное кафе на улице Пигаль и кабачок на улице Сен-Мишель, где он облюбовал рагу из кролика и совсем недурное «ординэр»…

Пришел он однажды домой после кролика, после «ординэр’а», сел за письменный стол, подумал и, тряхнув головой, решил написать рассказ о своей дорогой родине.

— Что ты хочешь делать? — спросила жена.

— Хочу рассказ писать.

— О чем?

— О России.

— О че-ем?!..

— Господи боже ты мой! Глухая ты, что ли? О Рос-си-и!!!

— Calmez-vous, je vous en prie! Что же ты можешь писать о России?

— Мало ли! Начну так: «Шел унылый, скучный дождь, который только и может идти в Петербурге… Высокий молодой человек быстро шагал по пустынной в это время дня Дерибасовской…»

— Постой, разве такая улица есть в Петербурге?

— А чорт его знает! Знакомое словцо. Впрочем, поставлю для верности — Невскую улицу! Итак: «…Высокий молодой человек шагал по Невской улице, свернул на Конюшенную и вошел, потирая руки, к «Медведю». — Что, холодно, monsieur? — спросил метр д’отель, подавая карточку. — «Mais oui, — возразил молодой сей господин. — Я есть большой замерзавец на свой хрупкий организм!»

— Послушай, — робко возразила жена. — Разве есть такое слово «замерзавец»?

— Ну да. Человек, который быстро замерзает, суть замерзавец. Пишу дальше: «Прошу вас очень, — сказал тот молодой господин. — Подайте мне один застегай с немножечком poisson bien frais и одну рюмку рабинôвку».

Что это такое — рабинôвка?

— Это такое… du водка.

— А по-моему, это еврейская фамилия: Рабиновка — жена Рабиновича.

— Ты так думаешь?.. Гм! Как, однако, трудно писать по-русски!

И принялся грызть перо.

Грыз до утра.

*
* *
И еще год пронесся над писателем и его женой.

Писатель пополнел, округлился, завел свой auto — вообще, та вечерняя газета, где он вел парижскую хронику, щедро оплачивала его — «сет селебр рюсс».

Однажды он возвращался вечером из ресторана, где оркестр ни с того, ни с сего сыграл «Боже, царя храни»… Знакомая мелодия навеяла целый рой мыслей о России…

— О, нотр повр Рюсси! — печально думал он. — Когда я приходить домой, я что-нибудь будить писать о наша славненькая матучка Руссия.

Пришёл. Сел. Написал.

«Была большая дождика. Погода был то, это называй веритабль петербуржьен! Один молодой господин ходиiл по одна улица по имени сей улица Крещиатик. Ему очень хотелось manger. Он заходишь на Конюшню сесть на медведь и поехать в Restaurant где скажишь: «Garson, une be рабинôвич и одна застегайчик avec тарелошка с ухами»…"

(Аркадий Аверченко)

Есть такая абсолютно проверенная временем вещь , чем талантливее человек , тем больше он тоскует в эмиграции , тем посредственнее и приземлённее , тем быстрее привыкает к иноземным печенькам ...
СсылкаПожаловаться
Лана Лана
"О РУССКОМ ПИСАТЕЛЕ.
Русский пароход покидал крымские берега, отплывая за границу.

Опершись о борт, стоял русский писатель рядом со своей женой и тихо говорил:

— Прощай, моя бедная, истерзанная родина! Временно я покидаю тебя. Уже на горизонте маячит Эйфелева башня, Нотр-Дам, Итальянский бульвар, но еще не скрылась с глаз моих ты, моя старая, добрая, так любимая мной Россия! И на чужбине я буду помнить твои маленькие церковки и зеленые монастыри, буду помнить тебя, холодный красавец Петербург, твои улицы, дома, буду помнить «Медведя» на Конюшенной, где так хорошо было запить растегай рюмкой рябиновой! На всю жизнь врежешься ты в мозг мой — моя смешная, нелепая и бесконечно любимая Россия.

Жена стояла тут же; слушала эти писательские слова — и плакала.

*
* *
Прошел год.

У русского писателя была уже квартирка на бульваре Гренелл и служба на улице Марбеф; многие шофферы такси уже кивали ему головой, как старому знакомому, уже у него было свое излюбленное кафе на улице Пигаль и кабачок на улице Сен-Мишель, где он облюбовал рагу из кролика и совсем недурное «ординэр»…

Пришел он однажды домой после кролика, после «ординэр’а», сел за письменный стол, подумал и, тряхнув головой, решил написать рассказ о своей дорогой родине.

— Что ты хочешь делать? — спросила жена.

— Хочу рассказ писать.

— О чем?

— О России.

— О че-ем?!..

— Господи боже ты мой! Глухая ты, что ли? О Рос-си-и!!!

— Calmez-vous, je vous en prie! Что же ты можешь писать о России?

— Мало ли! Начну так: «Шел унылый, скучный дождь, который только и может идти в Петербурге… Высокий молодой человек быстро шагал по пустынной в это время дня Дерибасовской…»

— Постой, разве такая улица есть в Петербурге?

— А чорт его знает! Знакомое словцо. Впрочем, поставлю для верности — Невскую улицу! Итак: «…Высокий молодой человек шагал по Невской улице, свернул на Конюшенную и вошел, потирая руки, к «Медведю». — Что, холодно, monsieur? — спросил метр д’отель, подавая карточку. — «Mais oui, — возразил молодой сей господин. — Я есть большой замерзавец на свой хрупкий организм!»

— Послушай, — робко возразила жена. — Разве есть такое слово «замерзавец»?

— Ну да. Человек, который быстро замерзает, суть замерзавец. Пишу дальше: «Прошу вас очень, — сказал тот молодой господин. — Подайте мне один застегай с немножечком poisson bien frais и одну рюмку рабинôвку».

Что это такое — рабинôвка?

— Это такое… du водка.

— А по-моему, это еврейская фамилия: Рабиновка — жена Рабиновича.

— Ты так думаешь?.. Гм! Как, однако, трудно писать по-русски!

И принялся грызть перо.

Грыз до утра.

*
* *
И еще год пронесся над писателем и его женой.

Писатель пополнел, округлился, завел свой auto — вообще, та вечерняя газета, где он вел парижскую хронику, щедро оплачивала его — «сет селебр рюсс».

Однажды он возвращался вечером из ресторана, где оркестр ни с того, ни с сего сыграл «Боже, царя храни»… Знакомая мелодия навеяла целый рой мыслей о России…

— О, нотр повр Рюсси! — печально думал он. — Когда я приходить домой, я что-нибудь будить писать о наша славненькая матучка Руссия.

Пришёл. Сел. Написал.

«Была большая дождика. Погода был то, это называй веритабль петербуржьен! Один молодой господин ходиiл по одна улица по имени сей улица Крещиатик. Ему очень хотелось manger. Он заходишь на Конюшню сесть на медведь и поехать в Restaurant где скажишь: «Garson, une be рабинôвич и одна застегайчик avec тарелошка с ухами»…"

(Аркадий Аверченко)

Есть такая абсолютно проверенная временем вещь , чем талантливее человек , тем больше он тоскует в эмиграции , тем посредственнее и приземлённее , тем быстрее привыкает к иноземным печенькам ...
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Привет, Свет. Ну ...поучительно конечно, но я ж так далеко не собираюсь.
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
Привет, Свет. Ну ...поучительно конечно, но я ж так далеко не собираюсь.
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Привет ,Надя ! Да я этот рассказ больше Вовану адресовала , он у нас претендует на лавры непризнанного пророка в эмиграции )
Тебе чуть ниже написала ...
СсылкаПожаловаться
Лана Лана
"О РУССКОМ ПИСАТЕЛЕ.
Русский пароход покидал крымские берега, отплывая за границу.

Опершись о борт, стоял русский писатель рядом со своей женой и тихо говорил:

— Прощай, моя бедная, истерзанная родина! Временно я покидаю тебя. Уже на горизонте маячит Эйфелева башня, Нотр-Дам, Итальянский бульвар, но еще не скрылась с глаз моих ты, моя старая, добрая, так любимая мной Россия! И на чужбине я буду помнить твои маленькие церковки и зеленые монастыри, буду помнить тебя, холодный красавец Петербург, твои улицы, дома, буду помнить «Медведя» на Конюшенной, где так хорошо было запить растегай рюмкой рябиновой! На всю жизнь врежешься ты в мозг мой — моя смешная, нелепая и бесконечно любимая Россия.

Жена стояла тут же; слушала эти писательские слова — и плакала.

*
* *
Прошел год.

У русского писателя была уже квартирка на бульваре Гренелл и служба на улице Марбеф; многие шофферы такси уже кивали ему головой, как старому знакомому, уже у него было свое излюбленное кафе на улице Пигаль и кабачок на улице Сен-Мишель, где он облюбовал рагу из кролика и совсем недурное «ординэр»…

Пришел он однажды домой после кролика, после «ординэр’а», сел за письменный стол, подумал и, тряхнув головой, решил написать рассказ о своей дорогой родине.

— Что ты хочешь делать? — спросила жена.

— Хочу рассказ писать.

— О чем?

— О России.

— О че-ем?!..

— Господи боже ты мой! Глухая ты, что ли? О Рос-си-и!!!

— Calmez-vous, je vous en prie! Что же ты можешь писать о России?

— Мало ли! Начну так: «Шел унылый, скучный дождь, который только и может идти в Петербурге… Высокий молодой человек быстро шагал по пустынной в это время дня Дерибасовской…»

— Постой, разве такая улица есть в Петербурге?

— А чорт его знает! Знакомое словцо. Впрочем, поставлю для верности — Невскую улицу! Итак: «…Высокий молодой человек шагал по Невской улице, свернул на Конюшенную и вошел, потирая руки, к «Медведю». — Что, холодно, monsieur? — спросил метр д’отель, подавая карточку. — «Mais oui, — возразил молодой сей господин. — Я есть большой замерзавец на свой хрупкий организм!»

— Послушай, — робко возразила жена. — Разве есть такое слово «замерзавец»?

— Ну да. Человек, который быстро замерзает, суть замерзавец. Пишу дальше: «Прошу вас очень, — сказал тот молодой господин. — Подайте мне один застегай с немножечком poisson bien frais и одну рюмку рабинôвку».

Что это такое — рабинôвка?

— Это такое… du водка.

— А по-моему, это еврейская фамилия: Рабиновка — жена Рабиновича.

— Ты так думаешь?.. Гм! Как, однако, трудно писать по-русски!

И принялся грызть перо.

Грыз до утра.

*
* *
И еще год пронесся над писателем и его женой.

Писатель пополнел, округлился, завел свой auto — вообще, та вечерняя газета, где он вел парижскую хронику, щедро оплачивала его — «сет селебр рюсс».

Однажды он возвращался вечером из ресторана, где оркестр ни с того, ни с сего сыграл «Боже, царя храни»… Знакомая мелодия навеяла целый рой мыслей о России…

— О, нотр повр Рюсси! — печально думал он. — Когда я приходить домой, я что-нибудь будить писать о наша славненькая матучка Руссия.

Пришёл. Сел. Написал.

«Была большая дождика. Погода был то, это называй веритабль петербуржьен! Один молодой господин ходиiл по одна улица по имени сей улица Крещиатик. Ему очень хотелось manger. Он заходишь на Конюшню сесть на медведь и поехать в Restaurant где скажишь: «Garson, une be рабинôвич и одна застегайчик avec тарелошка с ухами»…"

(Аркадий Аверченко)

Есть такая абсолютно проверенная временем вещь , чем талантливее человек , тем больше он тоскует в эмиграции , тем посредственнее и приземлённее , тем быстрее привыкает к иноземным печенькам ...
СсылкаПожаловаться
История переписки2
+мильён!!!!
СсылкаПожаловаться
Лана Лана
"О РУССКОМ ПИСАТЕЛЕ.
Русский пароход покидал крымские берега, отплывая за границу.

Опершись о борт, стоял русский писатель рядом со своей женой и тихо говорил:

— Прощай, моя бедная, истерзанная родина! Временно я покидаю тебя. Уже на горизонте маячит Эйфелева башня, Нотр-Дам, Итальянский бульвар, но еще не скрылась с глаз моих ты, моя старая, добрая, так любимая мной Россия! И на чужбине я буду помнить твои маленькие церковки и зеленые монастыри, буду помнить тебя, холодный красавец Петербург, твои улицы, дома, буду помнить «Медведя» на Конюшенной, где так хорошо было запить растегай рюмкой рябиновой! На всю жизнь врежешься ты в мозг мой — моя смешная, нелепая и бесконечно любимая Россия.

Жена стояла тут же; слушала эти писательские слова — и плакала.

*
* *
Прошел год.

У русского писателя была уже квартирка на бульваре Гренелл и служба на улице Марбеф; многие шофферы такси уже кивали ему головой, как старому знакомому, уже у него было свое излюбленное кафе на улице Пигаль и кабачок на улице Сен-Мишель, где он облюбовал рагу из кролика и совсем недурное «ординэр»…

Пришел он однажды домой после кролика, после «ординэр’а», сел за письменный стол, подумал и, тряхнув головой, решил написать рассказ о своей дорогой родине.

— Что ты хочешь делать? — спросила жена.

— Хочу рассказ писать.

— О чем?

— О России.

— О че-ем?!..

— Господи боже ты мой! Глухая ты, что ли? О Рос-си-и!!!

— Calmez-vous, je vous en prie! Что же ты можешь писать о России?

— Мало ли! Начну так: «Шел унылый, скучный дождь, который только и может идти в Петербурге… Высокий молодой человек быстро шагал по пустынной в это время дня Дерибасовской…»

— Постой, разве такая улица есть в Петербурге?

— А чорт его знает! Знакомое словцо. Впрочем, поставлю для верности — Невскую улицу! Итак: «…Высокий молодой человек шагал по Невской улице, свернул на Конюшенную и вошел, потирая руки, к «Медведю». — Что, холодно, monsieur? — спросил метр д’отель, подавая карточку. — «Mais oui, — возразил молодой сей господин. — Я есть большой замерзавец на свой хрупкий организм!»

— Послушай, — робко возразила жена. — Разве есть такое слово «замерзавец»?

— Ну да. Человек, который быстро замерзает, суть замерзавец. Пишу дальше: «Прошу вас очень, — сказал тот молодой господин. — Подайте мне один застегай с немножечком poisson bien frais и одну рюмку рабинôвку».

Что это такое — рабинôвка?

— Это такое… du водка.

— А по-моему, это еврейская фамилия: Рабиновка — жена Рабиновича.

— Ты так думаешь?.. Гм! Как, однако, трудно писать по-русски!

И принялся грызть перо.

Грыз до утра.

*
* *
И еще год пронесся над писателем и его женой.

Писатель пополнел, округлился, завел свой auto — вообще, та вечерняя газета, где он вел парижскую хронику, щедро оплачивала его — «сет селебр рюсс».

Однажды он возвращался вечером из ресторана, где оркестр ни с того, ни с сего сыграл «Боже, царя храни»… Знакомая мелодия навеяла целый рой мыслей о России…

— О, нотр повр Рюсси! — печально думал он. — Когда я приходить домой, я что-нибудь будить писать о наша славненькая матучка Руссия.

Пришёл. Сел. Написал.

«Была большая дождика. Погода был то, это называй веритабль петербуржьен! Один молодой господин ходиiл по одна улица по имени сей улица Крещиатик. Ему очень хотелось manger. Он заходишь на Конюшню сесть на медведь и поехать в Restaurant где скажишь: «Garson, une be рабинôвич и одна застегайчик avec тарелошка с ухами»…"

(Аркадий Аверченко)

Есть такая абсолютно проверенная временем вещь , чем талантливее человек , тем больше он тоскует в эмиграции , тем посредственнее и приземлённее , тем быстрее привыкает к иноземным печенькам ...
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Аверченко чтоль перечитать? Или Тэффи?
СсылкаПожаловаться
Виктор
Хотите спокойной жизни приезжайте в Калязин.160 км от Москвы.




СсылкаПожаловаться
Виктор
Хотите спокойной жизни приезжайте в Калязин.160 км от Москвы.




СсылкаПожаловаться
Да не спокойной жизни хотим. Покой нам только снится....А вот немного размеренной не помешало бы....
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
Да не спокойной жизни хотим. Покой нам только снится....А вот немного размеренной не помешало бы....
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Да и характер у меня далеко не спокойный, активность так и прет.
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
Да и характер у меня далеко не спокойный, активность так и прет.
СсылкаПожаловаться
История переписки3
Это тоже Калязин.








СсылкаПожаловаться
Виктор
Это тоже Калязин.








СсылкаПожаловаться
История переписки4
А сколько до него?
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
А сколько до него?
СсылкаПожаловаться
История переписки5
160 км.
СсылкаПожаловаться
Виктор
160 км.
СсылкаПожаловаться
История переписки6
Нормально. Надо приехать глянуть
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
История переписки5
.
















СсылкаПожаловаться
Виктор
.
















СсылкаПожаловаться
История переписки6
А зачем показывать этих проституток во главе с хирургом?
СсылкаПожаловаться
Надежда Митина
Да не спокойной жизни хотим. Покой нам только снится....А вот немного размеренной не помешало бы....
СсылкаПожаловаться
История переписки2
Кот красава,давай в Донецкую обл Пробок нет по утрам тихо
СсылкаПожаловаться
Виктор
Хотите спокойной жизни приезжайте в Калязин.160 км от Москвы.




СсылкаПожаловаться
Красавчег)))
СсылкаПожаловаться
Мона Лиза(Наташа)
Красавчег)))
СсылкаПожаловаться
История переписки2
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Новости Mail.Ru