Actros, Arocs, Zetros: «Мерседесы» для России

3 декабря 2020 13:00, Статьи
Андреас Дойшле, генеральный директор DAIMLER KAMAZ RUS, рассказал в интервью Авто Mail.ru о грузовых автомобилях Mercedes-Benz: сделанных в России и не только. Как машины отслеживают поломки, как на заводе пережили карантин, куда деть старый грузовик?

Как изменилась жизнь компании в целом и в России в частности после начала пандемии? Что вы предприняли в условиях нынешнего кризиса? Поменялись ли ваши приоритеты?

Я ждал этого вопроса. На самом деле в моей жизни и в моей карьере, в жизни всех людей, которых я знаю, такая ситуация случилась впервые, и, конечно, никто не мог ждать таких изменений в мире. Я могу сказать, что с началом карантина, с началом локдауна, наивысшим приоритетом компании была поддержка производства продукции. У нас был очень короткий период приостановки производства, затем мы внедрили необходимые меры безопасности и смогли продолжить наше производство. Именно физическая приостановка производства была очень незначительной. Могу сказать, что количество заболевших в нашей компании было также на очень низком уровне.

Андреас Дойшле, генеральный директор DAIMLER KAMAZ RUS

Конечно же, мы обнаружили большую необходимость перейти на цифровой формат: это касается не только встреч в онлайн-формате, но также и цифрового документооборота. Мы поняли, что необходимо принимать решения более быстрым, более экономичным, более ресурсосберегающим способом — и мы смогли перестроить и ускорить наши процессы соответствующим образом. Это отразилось и на нашей коммуникации с клиентами. Мы повысили эффективность в социальных сетях, у нас сейчас более 35 000 подписчиков, которым мы поставляем на ежедневной основе различный контент: это обучающие видео в том числе. У нас стабильно высокий трафик в наших соцсетях, и в целом могу сказать, что этот переход на диджитал-формат нам удался.

То, чего нам действительно не хватает, — это живое общение, живой обмен эмоциями между людьми.

Конечно, современные онлайн-платформы предоставляют все возможные функции, но все-таки не хватает именно живых улыбок, живого общения. Пусть эти онлайн-платформы действительно очень эффективны, но общение через них получается отстраненным. Я надеюсь, что это будет не навсегда и что мы сможем вернуться ко встречам вживую.

Главную ставку на российском рынке вы делаете на модель Actros. Почему выбрана именно она? И не опасно ли концентрироваться на одной модели?

У нас на рынке представлены 2 семейства флагманских моделей: грузовики Actros для магистральных перевозок и грузовики Arocs для строительной отрасли и бездорожья. Что касается Actros, а также Arocs, то за названием модели скрывается бесконечное множество модификаций — это двухосные, трехосные, четырехосные модели. Мы предлагаем как полноприводные модели, так и не полноприводные, доступны различные размеры кабин. Что касается мощности двигателей, то она начинается от 300 л.с. и до 600 л.с. то есть грузовые автомобили Mercedes-Benz покрывают все возможные сферы применения.

Каждая из моделей наших грузовиков не является какой-то стандартной, унифицированной, так сказать, решением всех проблем. Поэтому я не считаю, что мы в какой-то мере ограничены. Мы запустили сейчас полностью все наше продуктовое портфолио, и с ним мы способны удовлетворить потребности каждой отрасли.

Не рассматривалась ли возможность диверсификации названий модельной линейки?

Роль диверсификации в названии выполняют цифры, которые идут после названия модели. Например, модель Actros 1845: 18 — это масса транспортного средства, а 45, если прибавить нолик, — это получается количество лошадиных сил. Наши клиенты знают об этом, и они видят Actros и Arocs как, скажем, такие образы, за которыми могут скрываться различные сферы применения.

Mercedes-Benz Arocs

Всего таких модификаций с различными численными обозначениями тысячи, поэтому я не вижу возможным для каждой модификации придумывать отдельное название. Это было бы слишком сложно. Поэтому мы считаем, что это достаточно выгодная позиция, когда у клиента есть два больших названия в голове — Actros и Arocs. Actros, как я уже говорил, для магистральных перевозок, Arocs — для строительной техники, для бездорожья.

Mercedes-Benz Zetros

Также мы планируем запускать очередную линейку продукции — это Zetros. Он на протяжении многих лет не был представлен на российском рынке, потому что у него не было модификации c двигателем экологического класса Евро5. Сейчас же Mercedes-Benz эту модификацию разработал, и мы плотно приступили к подготовке запуска Zetros на российском рынке.

Как развивается проект в Набережных Челнах, где создано предприятие по производству каркасов кабин? Какие у вас планы на этот проект?

Мы завершаем сейчас первый год, в течение которого завод, собственно, был полностью в эксплуатации. Мы достигли, конечно, наших планов в отношении количества произведенной продукции, но что для меня гораздо более важно — это то, что мы выполнили и даже перевыполнили наши планы по качеству.

И я очень горжусь той работой, которую провела наша команда производственного департамента, и тем качеством, которого им удалось добиться. Также нашим достижением стало количество вариаций кабин, которые мы можем производить на этом заводе. Сначала оно было достаточного ограниченным, но уже сейчас мы наращиваем обороты, и уже к середине следующего года мы сможем производить на заводе в 5 раз больше различных вариаций кабин, чем в начале эксплуатации. Это очень важно, и в то же время это всегда очень большое испытание, потому что при внедрении каждой новой вариации или спецификации нам неизменно нужна поддержка из Европы — будь то наши европейские поставщики или непосредственно Mercedes-Benz.

Нам необходимо учиться быть более самостоятельными, чтобы мы могли разрабатывать и внедрять эти вариации без посторонней помощи, силами наших инженеров. Я в этом вижу в том числе смысл локализации — в том, что мы должны быть более независимыми.

Да, это очень здорово, когда у тебя есть завод, но также неплохо было бы внедрять новые разработки, вариации кабин, собственными силами, не прибегая к чьей-либо помощи.

Сейчас мы внедрили новый отдел по инжинирингу, в который мы нанимаем сотрудников, обучаем их, предоставляем им необходимые квалификации, чтобы они в дальнейшем могли силами этой команды сами эту работу проводить.

Какой процент локализации собранных в России грузовиков? И вообще, какие плюсы от вашего сотрудничества с КАМАЗом?

Сейчас около 90% кабин наших автомобилей производятся с так называемой высокой степенью локализации: сюда входит и кабина, и окраска, и производство компонентов, которые входят в кабину. Что касается преимуществ сотрудничества с КАМАЗом, то как раз здесь они кроются: мы получаем преимущество от сотрудничества с их сетью, мы получаем от них определенные ноу-хау и совместно мы имеем возможность повышать степень локализации нашей продукции. Я считаю, что это является ядром нашего сотрудничества. Мы можем комбинировать преимущества, технические решения Mercedes-Benz и КАМАЗ.

Есть ли перспективы локализации сборки в России городских автобусов?

Мы это рассматривали, сейчас таких планов нет.

Это связано с пандемией?

Мы рассматривали такую возможность, но мы видим что российские поставщики, в частности, КАМАЗ, очень успешны в этом сегменте. Мы не видим большого смысла дополнительно инвестировать в локализационный проект, так как он, скорее всего, не принесет должного экономического результата. Мы видим, что в сегменте государственных закупок лидируют именно российские поставщики. Поэтому мы решили сконцентрироваться именно на грузовом сегменте свои силы и возможности локализации. Однако Mercedes-Benz Trucks Russia всегда открыт к диалогу, поскольку глобально бренд представляет на рынке обширное портфолио экологичных и экономичных городских автобусов.

Actros уже сейчас можно купить с системами полуавтономного вождения, цифровыми зеркалами и прочим. Как часто клиенты заказывают машины с такими системами?

Мы предлагаем такие элементы полуавтоматического вождения уже более года. Мы представили их российскому рынку, мы представили их клиентам. Конечно, это нельзя продать, просто показав на картинке, потому что реальную выгоду, реальную пользу от таких функций видишь и чувствуешь, только сидя в кабине грузовика в реальной жизни. Невозможно продавать эти грузовики по брошюрам, говорить «давайте берите», потому что это (дополнительное оборудование — прим. ред.) конечно же, не бесплатно

Во время загрузки произошла ошибка.

Все функции полуавтономного вождения можно подразделить на две группы. Первая — это та, которая повышает уровень безопасности. Это такие системы, как Active Drive Assist, система автоматической помощи водителю в управлении транспортным средством, Active Brake Assist — это система экстренного торможения. То есть это те функции, которые позволяют водителю и владельцу грузовика избежать различных аварий, избежать урона как автомобилю, так и людям вокруг и внутри.

Вторая категория таких функций — это функции, которые позволяют повысить эффективность эксплуатации грузовика, в частности сэкономить топливо. Например, система PPC (Predictive Powertrain control) — это система предупредительного или превентивного управления силовой линией. Например, эта система производит ускорение или торможение транспортного средства только лишь, скажем так, силами компьютера, автоматически вычисляя наиболее выгодные моменты. И клиенты прекрасно понимают, что если скомбинировать эти два типа функций — те которые повышают безопасность, и те которые повышают эффективность, — то это очень быстро окупится.

В частности, например, страховые компании понижают тарифы, если грузовик оснащен функциями, повышающими безопасность, так как снижается риск аварии. Другой пример — различные крупные поставщики продуктов питания включают в свои тендерные условия требование, что грузовик должен быть оснащен такими функциями. Они, как большие компании, чувствуют свою социальную ответственность перед обществом — поэтому для них также важно чтобы в их автопарках были транспортные средства с подобными функциями. Наши клиенты понимают выгоду от приобретения транспортных средств с подобными функциями, и реализация грузовиков с ними естественным образом растет год к году.

Когда в России в автоматическом режиме начнет работать система Mercedes-Benz Uptime? И сколько сейчас машин подключено к этой системе?

Я очень люблю систему Uptime — это мое любимое детище со времен моей работы в Германии: я очень тесно с этой системой работал. Это большие данные в реальности. Это самообучающаяся система, то есть чем больше данных в нее попадает, тем больше она может предугадывать различные поломки. Система Uptime совместно с инженерами, которые с ней работают, может все лучше предсказывать что определённая комбинация данных может привести к той или иной проблеме, соответственно среагировать превентивно и эту проблему предотвратить. Все грузовики, которые оснащены системой Fleetboard, готовы к работе с Uptime. В скором времени система начнет свою работу в России.

Тем не менее наша команда послепродажного обслуживания очень плотно работает со всеми клиентами и прицельно отслеживает весь автопарк грузовиков в России. То есть они находятся в очень тесном контакте с клиентами, сообщая им о ТО, которое им нужно пройти, или информируя их о другой релевантной информации об автомобиле. Таким образом, они, скажем так, работают как Uptime, но в ручном режиме. В то же время мы ведем работу над запуском Uptime на российском рынке.

И когда все-таки появится Uptime?

Система появится в кратчайшие возможные сроки. Вся наша команда очень интенсивно работает над тем, чтобы эта система пришла на российский рынок. Но опять же, пока ее нет, все грузовики, которые приобретаются с системой Fleetboard, смогут пользоваться системой Uptime, когда она придет на российский рынок.

Я правильно понимаю, что принципиальное решение уже было принято?

Да принципиальное решение принято, это верно. Сейчас мы занимаемся различными процедурами, которые необходимы чтобы ее внедрить.

Нужно ли вносить какие-то серьезные изменения в алгоритмы работы системы в связи с состоянием российских дорог или вообще особенностями эксплуатации в России?

В принципе, нет. Алгоритмы менять не потребуется и никаких серьезных изменений вносить в систему не придется.

А что вы думаете о перспективах перехода грузовой техники на электрические двигатели? И вообще — что перспективнее для коммерческой техники — электричество или водород?

Сейчас два глобальных тренда на нас надвигаются: первый — это автономное вождение, второе — так называемые транспортные средства с нейтральным фактором CO2, то есть без выбросов углекислого газа в атмосферу.

Во-первых, конечно же, чтобы получить электрический грузовик нам нужно сначала разработать электрический двигатель. Мы сейчас запускаем в России впервые грузовики с двигателями Евро 6 — если мы сравним грузовики с двигателями Евро 5 и Евро 6, то мы обнаружим, что зачастую двигатели Евро 6 выбрасывают в атмосферу до 60% меньше вредных веществ, отработавших газов, чем Евро 5. Это если говорить о уже существующих сейчас разработках в сфере экологически безопасных двигателях. Говоря об электрических двигателях — нужно понимать, в частности, откуда берется все-таки электричество в двигателе. Есть различные виды грузовиков с электроприводом. Во-первых, это грузовики, которые работают на аккумуляторах. Во-вторых, это грузовики на так называемых топливных элементах, которые вырабатывают энергию из водорода, то есть в грузовике есть бак с водородом. Если мы посмотрим на опыт сегмента легковых автомобилей, то там, конечно, используются аккумуляторы — они отлично подходят для городского движения, для городского транспорта. Грузовые автомобили, которые работают в городах, также могут работать на аккумуляторах, потому что там пробег составляет от 200 до 500 км. И для города это великолепное решение — бесшумный и экологически безопасный грузовик. С другой стороны, у него есть свои ограничения.

Когда мы говорим о длинных расстояниях, о магистральных перевозках, имеет смысл применение топливных элементов. Это система, в которой используются водород и кислород, в процессе реакции из них получается вода, и в итоге это все преобразуется в электрическую энергию, которая приводит в движение двигатели. Я помню, когда я пришел в Daimler в 1995 году, там разработали первый грузопассажирский автомобиль на подобных элементах. C тех пор компания инвестировала миллиарды в развитие этих технологий, я считаю что их применение имеет смысл именно в грузовом сегменте. Топливные элементы достаточно большие, много весят, и я считаю, что в долгосрочной перспективе эти топливные элементы могут прийти на смену дизельным двигателям. И это то будущее, которое видит Daimler в этом отношении.

Сейчас над этим работает очень много людей, различные проектные команды разрабатывают эти технологии, и я уверен, что в будущем — в ближайшие несколько лет — мы обязательно увидим прототипы грузовых автомобилей, работающих на топливных элементах на наших магистралях. Конечно же, другой вопрос, которым мы задаемся, говоря о водороде, — это сеть. Нужна инфраструктура для обслуживания, заправки водородных баков и так далее. Еще один вопрос — как производить водород. Если мы будем производить его из нефти — это в принципе не имеет смысла. Единственный способ производства водорода, который для нас имеет смысл — это экологически чистый, без каких-либо выбросов атмосферу. Это то, что занимает умы людей в нашей сфере. Многие питают большие надежды в отношении этого, и, думаю, что это та основная задача, которая стоит сейчас перед нашим сектором промышленности.

От светлого экологического будущего давайте обратимся немного к прошлому. У вашей компании есть большой проект по продаже поддержанной коммерческой техники. Какие успехи у него сейчас?

Что касается подержанных грузовиков, то все достаточно просто — это наше подразделение, которое занимается перепродажей подержанных грузовиков наших клиентов. Это важно для наших клиентов, потому что им приятно знать, что, когда наступит пора продать их подержанный грузовик, мы сможем это профессионально сделать. Мы рады, что наше подразделение таким образом поддерживает своих клиентов, и я вполне доволен результатами.

Каким вы видите 2021 год для рынка вообще, для компании Mercedes-Benz Trucks, для российского офиса?

Я надеюсь, что в глобальной экономике мы увидим возвращение к тенденции роста, это мои, скажем так, минимальные ожидания. Надеюсь, что нас больше не ждет каких-то глобальных экономических спадов в какой бы то ни было сфере, и постепенно мировая экономика вернется к тенденции роста. Развивающаяся экономика означает развивающийся растущий спрос и, соответственно, растущие объемы грузоперевозок.

У нас разработан вполне амбициозный бизнес-план, который подразумевает рост степени локализации, развитие производства и рост производственных показателей. Также мы будем следовать своим целям в области продаж и послепродажного обслуживания. У нас хорошие планы на следующий год, которые подразумевают рост нашей компании. У меня нет сомнений, что наша компания справится с этими планами, и я полностью уверен в нашей команде DAIMLER KAMAZ RUS.

Во время загрузки произошла ошибка.