Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты

Пятница --день искусства (позабытого)

Помним школу --Пушкина--стихи учили наизусть его
Но есть Пушкин шаловливый --не показывали нам его стихи
А есть и другие поэты --шаловливые и озорные=можно вспомнить их
И они тож по своему гениально излагали жизнь
Вот вспомнилось --вдруг пара человек
Тема закрытаТема в горячихТема скрыта
Жалоба принята. Спасибо!
Пожаловаться
9 декабря
Toyota Prius 1.8 CVT
Достаточно удобный городской автомобиль, рекомендую приобрести.
3.5
9 декабря
Renault Kaptur 2.0 MT 4WD
Машинка интересная. Прикольный дизайн. Своих денег стоит.
4.5
Все отзывы
Поделиться темой
Отписаться
Подписаться
КомментарииКомментарииПока ни одного комментария, будьте первым!
39
12
Неадекватный
Вот --один из шалунов

СсылкаПожаловаться
Вася Васин
Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие нажраться лучше как,-
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика?..

Если он приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре ...буду
подавать ананасную воду!
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
А Пушкин

Пупок чернеет сквозь рубашку,
Наружу титька - милый вид!
Татьяна мнет в руке бумажку,
Зане живот у ней болит
Она затем поутру встала
При бледных месяца лучах
И на потирку изорвала
Конечно Невский Альманах
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
А Пушкин

Вот перешед чрез мост Кокушкин,
Опершись жопой о гранит,
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мосьё Онегиным стоит.
Не удостаивая взглядом
Твердыню власти роковой,
Он к крепости стал гордо задом:
Не плюй в колодец, милый мой
СсылкаПожаловаться
Вася Васин
Где многоточие там слово созвучное с лЯдям, но могут забанить потому и вырезано!)
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
А Пушкин

Орлов с Истоминой в постеле

В убогой наготе лежал.

Не отличился в жарком деле

Непостоянный генерал.

Не думав милого обидеть,

Взяла Лариса микроскоп

И говорит: "Позволь увидеть,

Чем ты меня, мой милый, ёб"
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
А есть ещё --И Барков --шалун и гениален

Деревня, где скучал Евгений,
Была прелестный уголок.
Он в тот же день, без промедлений,
В кусты крестьянку уволок.

И, преуспев там в деле скором,
Спокойно вылез из куста,
Обвел свое именье взором,
Поссал и молвил: - Красота!
СсылкаПожаловаться
Мюмзик
Ваши стихи, моё оформление ))
СсылкаПожаловаться
Мюмзик
Ваши стихи, моё оформление ))
СсылкаПожаловаться
Эта мазня не пойдет - новодел, так называемый.
Во время Пушкина, да даже и сто лет после него такого бельишка не было.
Это стиль проституток периода: конец 20/начало 21 веков.
СсылкаПожаловаться
V. Т.
Эта мазня не пойдет - новодел, так называемый.
Во время Пушкина, да даже и сто лет после него такого бельишка не было.
Это стиль проституток периода: конец 20/начало 21 веков.
СсылкаПожаловаться
История переписки2
ну времён Пушкина не могу поставить...вообще забанят навечно ((
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
Барков

А за бутылкою "Особой"
Онегин, плюнув вверх икрой,
Назвал Владимира разъ@бой,
А Ольгу ссаною дырой.

Хозяйке, той что была рядом,
В ответ сказал, - Пойди поссы!
Попал случайно в Ольгу взглядом
И снять решил с нее трусы.

Сбежались гости. Наш кутила,
Чтобы толпа не подходила,
Карманный вынул пистолет.
Толпы простыл мгновенно след.

А он, красив, силен и смел
Ее средь рюмок отымел.
Потом зеркал побил немножко,
Прожег сигарою диван,
Из дома выполз, крикнул, - Прошка!
и уж сквозь храп, - Домой, болван!
СсылкаПожаловаться
Мюмзик
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
Тоже шалит --Барков

Поляна белым снегом крыта.
Да, здесь все будет шито-крыто.
- Мой секундант. - Сказал Евгений.
- Вот он - мой друг, месье Шартрез.
И вот друзья без промедлений
Становятся между берез.

- Мириться? Нах@й эти штуки,
Наганы взять прошу Вас в руки.
Онегин тихо скинул плед
И молча поднял пистолет.

Он на врага глядит сквозь мушку.
Владимир тоже поднял пушку,
И не куда-нибудь а в глаз
Наводит дуло, п@дорас!!!

Онегина аж в пот пробило.
Мелькнула мысль, - Убьет, мудило!
Ну ничего дружок, дай срок.
И первым свой нажал курок.

Упал Владимир, взгляд уж мутный
Как будто полон сладких грез,
И после паузы минутной
- П@здец. - сказал месье Шартрез
СсылкаПожаловаться
НАТА
ВИШНЯ.
Румяной зарею
Покрылся восток,
В селе за рекою
Потух огонек.
Росой окропились
Цветы на полях,
Стада пробудились
На мягких лугах.
9 Туманы седые
Плывут к облакам,
Пастушки младые
Спешат к пастухам.
С журчаньем стремится
Источник меж гор,
Вдали золотится
Во тьме синий бор.
17 Пастушка младая
На рынок спешит
И вдаль, припевая,
Прилежно глядит.
Румянец играет
На полных щеках,
Невинность блистает
На робких глазах.
327
25 Искусной рукою
Коса убрана,
И ножка собою
Прельщать создана.
Корсетом покрыта
Вся прелесть грудей,
Под фартуком скрыта
Приманка людей.
33 Пастушка приходит
В вишенник густой
И много находит
Плодов пред собой.
Хоть вид их прекрасен
Красотку манит,
Но путь к ним опасен —
Бедняжку страшит.
41 Подумав, решилась
Сих вишен поесть,
За ветвь ухватилась
На дерево взлезть.
Уже достигает
Награды своей
И робко ступает
Ногой меж ветвей.
49 Бери плод рукою —
И вишня твоя,
Но, ах! что с тобою,
Пастушка моя?
Вдали усмотрела, —
Спешит пастушок;
Нога ослабела,
Скользит башмачок.
57 И ветвь затрещала —
Беда, смерть грозит!
Пастушка упала,
Но, ах, какой вид.
328
Сучек преломленный
За платье задел;
Пастух удивленный
Всю прелесть узрел.
65 Среди двух прелестных
Белей снегу ног,
На сгибах чудесных
Пастух то зреть мог,
Что скрыто до время
У всех милых дам,
За что из эдема
Был выгнан Адам.
73 Пастушку несчастну
С сучка тихо снял
И грудь свою страстну
К красотке прижал.
Вся кровь закипела
В двух пылких сердцах,
Любовь прилетела
На быстрых крылах.
81 Утеха страданий
Двух юных сердец,
В любви ожиданий
Супругам венец.
Прельщенный красою
Младой пастушек
Горячей рукою
Коснулся до ног.
89 И вмиг зарезвился
Амур в их ногах;
Пастух очутился
На полных грудях.
И вишню румяну
В соку раздавил,
И соком багряным
Траву окропил.(Пушкин - летнее чтение для первоклассников)
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
Иван Барков
Письмо к сестре

Я пишу тебе, сестрица,
Только быль – не небылицу.
Расскажу тебе точь в точь,
Шаг за шагом брачну ночь.
Ты представь себе, сестрица,
Вся дрожа, как голубица,
Я стояла перед ним,
Перед коршуном лихим.
Словно птичка трепетало
Сердце робкое во мне,
То рвалось, то замирало…
Ах, как страшно было мне.
Ночь давно уже настала,
В спальне тьма и тишина,
И лампада лишь мерцала
Перед образом одна.
Виктор вдруг переменился,
Стал как-будто сам не свой,
Запер двери, возвратился,
Сбросил фрак с себя долой.
Побледнел, дрожит всем телом,
С меня кофточку сорвал…
Защищалась я несмело —
Он не слушал, раздевал.
И бесстыдно все снимая,
Он мне щупал шею, грудь,
Целовал меня, сжимая,
Не давал мне вздохнуть.
Наконец, поднял руками,
На кроватку уложил.
«Полежу немного с Вами»,
весь дрожа он говорил.
После этого любовно
Принялся со мной играть.
А потом совсем нескромно
Стал рубашку поднимать.
И при этом полегоньку
На меня он сбоку лег.
И старался по-маленьку
Что-то вставить между ног.
Я боролась, защищалась,
Отбивалася рукой —
Под рукою оказался
Кто-то твердый и живой.
И совсем не поняла я,
Почему бы это стало:
У супруга между ног
Словно вырос корешок.
Виктор все меня сжимая
Мне покоя не давал, —
Мои ноги раздвигая,
Корешок туда совал.
Я из силы выбивалась,
Чтоб его с себя столкнуть.
Но напрасно я старалась —
Он не дал мне и вздохнуть.
Вся вспотела, истомилась
И его не в силах сбить,
Со слезами я взмолилась,
Стала Виктора просить.
Чтоб он так не обращался,
Чтобы вспомнил он о том,
Как беречь меня он клялся
Еще бывши женихом.
Но моленьям не внимая,
Виктор мучить продолжал:
Что-то с хрустом разрывая
Корешок в меня толкал.
Я от боли содрогнулась…
Виктор крепче меня сжал,
Что-то будто вновь рванулось
Внутрь меня. Вскричала я.
Корешок же в тот же миг
Будто в сердце мне проник.
У меня дыханье сжало,
Я чуть-чуть не завизжала.
Дальше было что – не знаю,
Не могу тебе сказать.
Мне казалось: начинаю
Я как будто умирать.
После этой бурной сцены
Я очнулась, как от сна.
От какой-то перемены
Сердце билось, как волна.
На сорочке кровь алела,
А та дырка между ног
Стала шире и болела,
Где забит был корешок.
Любопытство – не порок.
Я, припомнивши все дело,
Допытаться захотела:
Куда делся корешок?
Виктор спал. К нему украдкой
Под сорочку я рукой.
Отвернула… Глядь, а гадкий
Корешок висит дугой.
На него я посмотрела,
Он сложился грустно так.
Под моей рукой несмелой
Подвернулся как червяк.
Ко мне смелость возвратилась —
Был не страшен этот зверь.
Наказать его хотелось
Хорошенько мне теперь.
Ухватив его рукою,
Начала его трепать.
То сгибать его дугою,
То вытягивать, щипать.
Под рукой он вдруг надулся,
Поднялся и покраснел.
Быстро прямо разогнулся,
И как палка затвердел.
Не успела я моргнуть, —
На мне Виктор очутился:
Надавил мне больно грудь,
Поцелуем в губы впился.
Стан обвил рукою страстно,
Ляжки в стороны раздвинул,
И под сердце свой ужасный
Корешок опять задвинул.
Вынул, снова засадил,
Вверх и стороны водил,
То наружу вынимал,
То поглубже вновь совал.
И прижав к себе руками,
Все что было, сколько сил,
Как винтом между ногами
Корешком своим водил.
Я как птичка трепетала,
Но не в силах уж кричать,
Я покорная давала
Себя мучить и терзать.
Ах, сестрица, как я рада,
Что покорною была:
За покорность мне в награду
Радость вскорости пришла.
Я от этого страданья
Стала что-то ощущать.
Начала терять сознанье,
Стала точно засыпать.
А потом пришло мгновенье…
Ах, сестрица, милый друг,
Я такое наслажденье
В том почувствовала вдруг.
Что сказать про то нет силы
И пером не описать.
Я до смерти полюбила
Так томиться и страдать.
За ночь раза три бывает,
И четыре, даже пять
Милый Виктор заставляет
Меня сладко трепетать.
Спать ложимся, первым делом
Муж начнет со мной играть,
Любоваться моим телом,
Целовать и щекотать.
То возьмет меня за ножку,
То мне грудку пососет…
В это время понемножку
Корешок его растет.
А как вырос, я уж знаю,
Как тут надо поступать:
Ноги шире раздвигаю,
Чтоб поглубже загонять.
Через час-другой, проснувшись,
Посмотрю, мой Виктор спит.
Корешок его согнувшись
Обессилевший лежит.
Я его поглажу нежно,
Стану дергать и щипать.
Он от этого мятежно
Поднимается опять.
Милый Виктор мой проснется,
Поцелует между ног.
Глубоко во мне забьется
Его чудный корешок.
На заре, когда так спится,
Виктор спать мне не дает.
Мне приходится томиться,
Пока солнышко взойдет.
Ах, как это симпатично.
В это время корешок
Поднимается отлично
И становится как рог.
Я спросонок задыхаюсь,
И тогда начну роптать.
А потом, как разыграюсь,
Стану мужу помогать.
И руками, и ногами
Вокруг него я обовьюсь,
С грудью грудь, уста с устами,
То прижмусь, то отожмусь.
И сгорая от томленья,
С милым Виктором моим
Раза три от наслажденья
Замираю я под ним.
Иногда и днем случится —
Виктор двери на крючок,
На диван со мной ложится
И вставляет корешок.
А вчера, представь, сестрица,
Говорит мне мой супруг:
Прочитал я в газете
О восстании славян.
И какие только муки
Им пришлось переживать,
Когда их башибузуки
На кол начали сажать.
– Это верно очень больно? —
Мне на ум пришло спросить.
Рассмеялся муж невольно
И… задумал пошутить.
– Надувает нас газета, —
Отвечает мне супруг, —
Что совсем не больно это
Докажу тебе мой друг.
Я не турок, и, покаюсь,
Дружбу с ними не веду,
А на кол, уж я ручаюсь,
И тебя я посажу.
Обхватил меня руками
И на стул пересадил.
Вздернул платье и рукою
Под сиденье подхватил.
Приподнял меня, поправил
Себе что-то, а потом
Поднял платье и заставил
На колени сесть верхом.
Я присела, и случилось,
Что все вышло по его:
На колу я очутилась
У супруга своего.
Это вышло так занятно,
Что нет сил пересказать.
Ах, как было мне приятно
На нем прыгать и скакать.
Сам же Виктор, усмехаясь
Своей шутке, весь дрожал.
И с коленей, наслаждаясь,
Меня долго не снимал.
– Подожди, мой друг Анетта,
Спать пора нам не пришла.
Не уйдет от нас подушка,
И успеем мы поспать.
А теперь не худо, душка,
Нам в лошадки поиграть.
– Как, в лошадки? Вот прекрасно!
Мы не дети, – я в ответ.
Тут он обнял меня страстно
И промолвил: – Верно, нет.
Мы не дети, моя милка,
Но представь же, наконец,
Будешь ты моя кобылка,
А я буду жеребец.
Покатилась я со смеху.
Он мне шепчет: "Согласись.
А руками для успеху
На кроватку обопрись".
Я нагнулась. Он руками
Меня крепко обхватил.
И мне тут же меж ногами
Корешок свой засадил.
Вновь в блаженстве я купалась,
С ним в позиции такой.
Все плотнее прижималась,
Позабывши про покой.
Я большое испытала
Удовольствие опять.
Всю подушку искусала
И упала на кровать.
Здесь письмо свое кончаю.
Тебе счастья я желаю.
Выйти замуж и тогда
Быть довольною всегда.
СсылкаПожаловаться
Мюмзик
СсылкаПожаловаться
Вася Васин
Давайте сразу уже выкладывайте "Луку М.дищева!")))
СсылкаПожаловаться
Вася Васин
Давайте сразу уже выкладывайте "Луку М.дищева!")))
СсылкаПожаловаться
Только не это! ))
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
Похабник))))
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
Лука Мудищев (Ивана Баркова )--тот ещё шедевр
Скорее через ссылку почитать --может быть цензура

http://mirknig.mobi/data/2012-12-14/1295...
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
Лука Мудищев (Ивана Баркова )--тот ещё шедевр
Скорее через ссылку почитать --может быть цензура

http://mirknig.mobi/data/2012-12-14/1295...
СсылкаПожаловаться
Не открываеся --надо поискать
СсылкаПожаловаться
Не тужи. дорогой и не ахай.
жизнь держи, как коня за узду.
Посылай всех и всякого на х..
Чтоб тебя не послали в .п....ду.
А это уже незабвенный С.А. Есенин
СсылкаПожаловаться
Ромашка
Как то лет пять назад еду в метро- сидит молодой человек-Пушкина читает, сразу ясно мои мысли- я ими горжусь, потом рядом с ним место освободилось. Я села и заглянула в книгу- капец, там такой забористый мат, но так красиво собранный в стихи- точно Пушкин)))
СсылкаПожаловаться
Неадекватный

Иван Барков

Лука Мудищев

Пролог

О вы, замужние, о вдовы,

О девки с целкой наотлет!

Позвольте мне вам наперед

Сказать о ебле два-три слова.

Ебитесь с толком, аккуратно,

Чем реже еться, тем приятней,

Но боже вас оборони

От беспорядочной ебни!

От необузданной той страсти

Пойдут и горе, и напасти,

И не насытит вас тогда

Обыкновенная елда.

К прологу

(дополнение)

Блажен, кто смолоду ебет

И в старости спокойно серит

Кто регулярно водку пьет

И никому в кредит не верит.

Природа женщин наградила:

Богатство, славу им дала,

Меж ног им щелку прорубила

И ту пиздою назвала.

Она для женщины игрушка,

На то названье ей пизда.

И как мышиная ловушка,

Для всех открытая всегда.

Она собой нас всех прельщает,

Манит к себе толпы людей,

И бедный хуй по ней летает,

Как по сараю воробей.

Часть 1

Дом двухэтажный занимая

В родной Москве жила-была

Вдова – купчиха молодая,

Лицом румяна и бела.

Покойный муж ее мужчиной

Еще не старой был поры.

Но приключилася кончина

Ему от жениной дыры.

На передок все бабы слабы,

Скажу, соврать вам не боясь.

Но уж такой ебливой бабы

Никто не видел отродясь!

Покойный муж моей купчихи

Был парень безответный, тихий

И слушая жены наказ

Ее еб в сутки десять раз.

Порой он ноги чуть волочит,

Хуй не встает, хоть отруби.

Она и знать того не хочет:

Хоть плачь, а все-таки еби!

Подобной каторги едва ли

Смог вынесть кто. Вот год прошел

И бедный муж в тот мир ушел,

Где нет ни ебли ни печали.

Вдова, не в силах пылкость нрава

И буйной страсти обуздать,

Пошла налево и направо

И всем и каждому давать.

Ее ебли и пожилые,

И старики, и молодые,

А в общем все кому не лень

Во вдовью лазили пиздень.

Три года ебли бесшабашной,

Как сон для вдовушки прошли.

И вот томленья муки страстной

И грусть на серлце ей легли.

И женихи пред ней скучают,

Но толку нет в них ни хуя.

И вот вдова грустит и плачет,

И льется из очей струя.

И даже в еблишке обычной

Ей угодить никто не мог:

У одного хуй неприличный,

А у другого короток.

У третьего – уж очень тонок,

А у четвертого – муде

Похоже на пивной бочонок

И больно бьется по манде.

То сетует она на яйца –

Не видно, словно у скопца.

То хуй короче чем у зайца…

Капризам, словом, нет конца.

И вот по здравому сужденью

Она к такому заключенью

Не видя толку уж ни в ком,

Пришла, раскинувши умом:

«Мелки в наш век пошли людишки –

Хуев уж нет – одни хуишки,

Но нужно мне иль так, иль сяк

Найти себе большой елдак!

Мне нужен муж с такой елдою,

Чтоб еть когда меня он стал,

Под ним вертелась я юлою,

И зуб на зуб не попадал!»

И, рассуждая так с собою,

Она решила сводню звать –

И та сумеет отыскать

Мужчину с длинною елдою!

Часть 2

В замоскворечье, на Полянке

Стоял домишко в два окна.

Принадлежал тот дом мещанке

Матрене Марковне. Она

Тогда считалася сестрицей

Преклонных лет, а все девицей.

Свершая брачные дела –

Столичной сводницей была.

Иной купчихе – бабе сдобной,

Живущей с мужем-стариком, –

Устроит Марковна удобно

Свиданье с ебарем тайком.

Иль по другой какой причине

Жену свою муж не ебет,

Она тоскует по мужчине,

И ей Матрена хуй найдет.

Иная в праздности тоскуя

Захочет для забавы хуя,

Матрена снова тут как тут,

Глядишь, красотку уж ебут!

Мужчины с ней сходили в сделку.

Иной захочет (гастроном!)

Свой хуй полакомить, и целку

К нему ведет Матрена в дом.

И вот за этой, всему свету

Известной, сводней вечерком

Вдова отправила карету

И ждет Матрену за чайком.

Вошедши, сводня поклонилась,

На образа перекрестилась

И так промолвила, садясь,

К купчихе нашей обратясь:

«Зачем прислала, говори!

Иль до меня нужда какая?

Изволь, хоть душу заложу,

А уж тебе я услужу!

Коль хочешь, женишка устрою,

Иль просто чешется манда?

И в этот раз, как и всегда

Могу помочь такому горю.

Без ебли, милая, зачахнешь,

И жизнь вся станет не мила.

Но для тебя я припасла

Такого ебаря, что ахнешь!»

«Спасибо, Марковна, на слове,

Хоть ебарь твой и наготове,

Но мне навряд ли он придется,

Хотя и хорошо ебется.

Мне нужен крепкий хуй, здоровый,

Не меньше десятивершковый,

Не дам я каждому хую

Посуду пакостить свою!»

Матрена табаку нюхнула,

О чем-то тяжело вздохнула,

И помолчав минуты две,

На это молвила вдове:

«Трудненько, милая, трудненько,

Такую отыскать елду.

Ты с десяти-то сбавь маленько,

Вершков тка на восемь – найду!

Есть у меня тут на примете

Один парнишка, ей же ей,

Не отыскать на белом свете

Такого хуя у людей.

Сама я, грешница, узрела

Намедни хуй у паренька,

Как увидала – обомлела!

Как есть – пожарная кишка!

У жеребца – и то короче,

Ему бы им не баб ебать,

А той елдой восьмивершковой

По закоулкам крыс гонять.

Сам парень – видный и здоровый,

Тебе, красавица, под стать.

И по фамильи благородный,

Лука его, Мудищев, звать.

Но вот беда, теперь Лукашка

Сидит без брюк и без сапог.

Все пропил в кабаке, бедняжка,

Как есть до самых до порток.»

Вдова восторженно внимала

Рассказу сводни о Луке

И сладость ебли предвкушала

В мечтах о длинном елдаке.

Затем уж, сваху провожая,

Она промолвила, вставая:

«Матрена, сваха дорогая,

Будь для меня как мать родная,

Луку Мудищева найди

И поскорее приведи!

Дам денег, сколько ни захочешь,

Уж ты, конечно, похлопочешь.

Одень приличнее Луку

И завтра будь с ним к вечерку».

Четыре радужных бумажки

Дала вдова ей ко всему,

И попросила без оттяжки

Уж поутру сходить к нему.

Часть 3

В ужасно грязной и холодной

Коморке, возле кабака,

Жил вечно пьяный и голодный

Вор, пшик и выжига – Лука.

Впридачу бедности отменной

Лука имел еще беду –

Величины неимоверной

Восьмивершковую елду.

Ни молодая, ни старуха,

Ни блядь, ни девка-потаскуха

Узрев такую благодать,

Ему не соглашалась дать.

Хотите нет, хотите верьте,

Но про Луку пронесся слух,

Что он елдой своей до смерти

Заеб каких-то барынь двух!

И с той поры, любви не зная,

Он одинок на свете жил,

И хуй свой длинный проклиная,

Тоску-печаль в вине топил.

Позвольте сделать отступленье

Назад мне, с этой же строки,

Чтоб дать вам вкратце представленье

О роде-племени Луки.

Весь род Мудищевых был древний,

И предки бедного Луки

Имели вотчины, деревни

И пребольшие елдаки.

Один Мудищев был Порфирий,

При Иоанне службу нес,

И поднимая хуем гири,

Порой смешил царя до слез.

Второй Мудищев звался Саввой

Он при Петре известен стал

За то, что в битве под Полтавой

Елдою пушки прочищал.

Царю же неугодных слуг

Он убивал елдой как мух.

При матушке Екатерине

Благодаря своей хуине

Отличен был Мудищев Лев

Как граф и генерал-аншеф.

Свои именья, капиталы

Спустил уже Лукашкин дед.

И наш Лукашка, бедный малый,

Остался нищим с малых лет.

Судьбою не был он балуем,

И про него сказал бы я –

Судьба его снабдила хуем,

Не дав впридачу ни хуя!

Часть 4

Настал уж вечер дня другого.

Купчиха гостя дорогого

В гостинной с нетерпеньем ждет,

А время медленно идет.

Пред вечерком она помылась

В пахучей розовой воде,

И чтобы худа не случилось,

Помадой смазала в пизде.

Хотя ей хуй большой не страшен,

Но тем не менее в виду

Такого хуя, как Лукашин,

Она боялась за пизду.

Но, чу! Звонок! Она вздрогнула…

И гость явился ко вдове…

Она в глаза ему взглянула,

И дрожь почудилась в манде.

Пред ней стоял, склонившись фасом,

Дородный, видный господин.

Он прохрипел пропитым басом:

«Лука Мудищев, дворянин.»

Вид он имел молодцеватый

Причесан, тщательно побрит,

И не сказал бы я, ребята,

Что пьян, а все-таки – разит…

«Весьма приятно, очень рада,

Про вас молва уже прошла.»

Вдова смутилась до упаду,

Сказав последние слова.

Так продолжая в том же смысле,

Усевшись рядышком болтать,

Вдова одной терзалась мыслью –

Скорей бы еблю начинать.

И находясь вблизи с Лукою,

Не в силах снесть томленья мук,

Полезла вдовушка рукою

В карман его широких брюк.

И под ее прикосновеньем

Хуй у Луки воспрянул вмиг,

Как храбрый воин пред сраженьем –

Могуч, и грозен и велик.

Нащупавши елдак, купчиха

Мгновенно вспыхнула огнем

И прошептала нежно, тихо

К нему склонясь: «Лука, пойдем!»

И вот уж, не стыдясь Луки,

Снимает башмаки и платье

И, грудей обнажив соски,

Зовет Луку в свои объятья.

Лука тут сразу разъярился

И на купчиху устремился,

Тряся огромную елдой

Как смертоносной булавой.

И бросив на кровать с размаху,

Заворотивши ей рубаху,

Всем телом на нее налег,

И хуй задвинул между ног.

Но тут игра плохою вышла,

Как будто ей всадили дышло,

Купчиха вздумала кричать

И всех святых на помощь звать.

Она кричит – Лука не слышит.

Она еще сильней орет.

Лука, как мех кузнечный дышит,

И все ебет, ебет, ебет!

Услышав эти крики, сваха

Спустила петлю у чулка

И шепчет, все дрожа от страха:

«Ну, знать, заеб ее Лука!»

Матрена в будуар вбегает,

Купчиха выбилась из сил –

Лука ей в жопу хуй всадил,

Но еть бедняжку продолжает!

Матрена, в страхе за вдовицу

Спешит на выручку в беде

И ну колоть вязальной спицей

Луку то в жопу, то в муде.

Лука воспрянул львом свирепым,

Матрену на пол повалил

И длинным хуем, словно цепом

Ее по голове хватил.

Но тут купчиха изловчилась,

(она еще жива была)

В муде Лукашины вцепилась

И их совсем оторвала.

Но все же он унял старуху,

Своей елдой убил как муху,

В одно мгновенье, наповал.

И сам безжизненный упал!

Эпилог

Наутро там нашли три трупа –

Матрена, распростершись ниц,

Вдова, разъебана до пупа,

Лука Мудищев без яиц

И девять пар вязальных спиц.

Был труп Матрены онемевший,

С вязальной спицей под рукой,

Хотя с пиздою уцелевшей,

Но все с проломанной башкой!
СсылкаПожаловаться
Неадекватный

Иван Барков

Лука Мудищев

Пролог

О вы, замужние, о вдовы,

О девки с целкой наотлет!

Позвольте мне вам наперед

Сказать о ебле два-три слова.

Ебитесь с толком, аккуратно,

Чем реже еться, тем приятней,

Но боже вас оборони

От беспорядочной ебни!

От необузданной той страсти

Пойдут и горе, и напасти,

И не насытит вас тогда

Обыкновенная елда.

К прологу

(дополнение)

Блажен, кто смолоду ебет

И в старости спокойно серит

Кто регулярно водку пьет

И никому в кредит не верит.

Природа женщин наградила:

Богатство, славу им дала,

Меж ног им щелку прорубила

И ту пиздою назвала.

Она для женщины игрушка,

На то названье ей пизда.

И как мышиная ловушка,

Для всех открытая всегда.

Она собой нас всех прельщает,

Манит к себе толпы людей,

И бедный хуй по ней летает,

Как по сараю воробей.

Часть 1

Дом двухэтажный занимая

В родной Москве жила-была

Вдова – купчиха молодая,

Лицом румяна и бела.

Покойный муж ее мужчиной

Еще не старой был поры.

Но приключилася кончина

Ему от жениной дыры.

На передок все бабы слабы,

Скажу, соврать вам не боясь.

Но уж такой ебливой бабы

Никто не видел отродясь!

Покойный муж моей купчихи

Был парень безответный, тихий

И слушая жены наказ

Ее еб в сутки десять раз.

Порой он ноги чуть волочит,

Хуй не встает, хоть отруби.

Она и знать того не хочет:

Хоть плачь, а все-таки еби!

Подобной каторги едва ли

Смог вынесть кто. Вот год прошел

И бедный муж в тот мир ушел,

Где нет ни ебли ни печали.

Вдова, не в силах пылкость нрава

И буйной страсти обуздать,

Пошла налево и направо

И всем и каждому давать.

Ее ебли и пожилые,

И старики, и молодые,

А в общем все кому не лень

Во вдовью лазили пиздень.

Три года ебли бесшабашной,

Как сон для вдовушки прошли.

И вот томленья муки страстной

И грусть на серлце ей легли.

И женихи пред ней скучают,

Но толку нет в них ни хуя.

И вот вдова грустит и плачет,

И льется из очей струя.

И даже в еблишке обычной

Ей угодить никто не мог:

У одного хуй неприличный,

А у другого короток.

У третьего – уж очень тонок,

А у четвертого – муде

Похоже на пивной бочонок

И больно бьется по манде.

То сетует она на яйца –

Не видно, словно у скопца.

То хуй короче чем у зайца…

Капризам, словом, нет конца.

И вот по здравому сужденью

Она к такому заключенью

Не видя толку уж ни в ком,

Пришла, раскинувши умом:

«Мелки в наш век пошли людишки –

Хуев уж нет – одни хуишки,

Но нужно мне иль так, иль сяк

Найти себе большой елдак!

Мне нужен муж с такой елдою,

Чтоб еть когда меня он стал,

Под ним вертелась я юлою,

И зуб на зуб не попадал!»

И, рассуждая так с собою,

Она решила сводню звать –

И та сумеет отыскать

Мужчину с длинною елдою!

Часть 2

В замоскворечье, на Полянке

Стоял домишко в два окна.

Принадлежал тот дом мещанке

Матрене Марковне. Она

Тогда считалася сестрицей

Преклонных лет, а все девицей.

Свершая брачные дела –

Столичной сводницей была.

Иной купчихе – бабе сдобной,

Живущей с мужем-стариком, –

Устроит Марковна удобно

Свиданье с ебарем тайком.

Иль по другой какой причине

Жену свою муж не ебет,

Она тоскует по мужчине,

И ей Матрена хуй найдет.

Иная в праздности тоскуя

Захочет для забавы хуя,

Матрена снова тут как тут,

Глядишь, красотку уж ебут!

Мужчины с ней сходили в сделку.

Иной захочет (гастроном!)

Свой хуй полакомить, и целку

К нему ведет Матрена в дом.

И вот за этой, всему свету

Известной, сводней вечерком

Вдова отправила карету

И ждет Матрену за чайком.

Вошедши, сводня поклонилась,

На образа перекрестилась

И так промолвила, садясь,

К купчихе нашей обратясь:

«Зачем прислала, говори!

Иль до меня нужда какая?

Изволь, хоть душу заложу,

А уж тебе я услужу!

Коль хочешь, женишка устрою,

Иль просто чешется манда?

И в этот раз, как и всегда

Могу помочь такому горю.

Без ебли, милая, зачахнешь,

И жизнь вся станет не мила.

Но для тебя я припасла

Такого ебаря, что ахнешь!»

«Спасибо, Марковна, на слове,

Хоть ебарь твой и наготове,

Но мне навряд ли он придется,

Хотя и хорошо ебется.

Мне нужен крепкий хуй, здоровый,

Не меньше десятивершковый,

Не дам я каждому хую

Посуду пакостить свою!»

Матрена табаку нюхнула,

О чем-то тяжело вздохнула,

И помолчав минуты две,

На это молвила вдове:

«Трудненько, милая, трудненько,

Такую отыскать елду.

Ты с десяти-то сбавь маленько,

Вершков тка на восемь – найду!

Есть у меня тут на примете

Один парнишка, ей же ей,

Не отыскать на белом свете

Такого хуя у людей.

Сама я, грешница, узрела

Намедни хуй у паренька,

Как увидала – обомлела!

Как есть – пожарная кишка!

У жеребца – и то короче,

Ему бы им не баб ебать,

А той елдой восьмивершковой

По закоулкам крыс гонять.

Сам парень – видный и здоровый,

Тебе, красавица, под стать.

И по фамильи благородный,

Лука его, Мудищев, звать.

Но вот беда, теперь Лукашка

Сидит без брюк и без сапог.

Все пропил в кабаке, бедняжка,

Как есть до самых до порток.»

Вдова восторженно внимала

Рассказу сводни о Луке

И сладость ебли предвкушала

В мечтах о длинном елдаке.

Затем уж, сваху провожая,

Она промолвила, вставая:

«Матрена, сваха дорогая,

Будь для меня как мать родная,

Луку Мудищева найди

И поскорее приведи!

Дам денег, сколько ни захочешь,

Уж ты, конечно, похлопочешь.

Одень приличнее Луку

И завтра будь с ним к вечерку».

Четыре радужных бумажки

Дала вдова ей ко всему,

И попросила без оттяжки

Уж поутру сходить к нему.

Часть 3

В ужасно грязной и холодной

Коморке, возле кабака,

Жил вечно пьяный и голодный

Вор, пшик и выжига – Лука.

Впридачу бедности отменной

Лука имел еще беду –

Величины неимоверной

Восьмивершковую елду.

Ни молодая, ни старуха,

Ни блядь, ни девка-потаскуха

Узрев такую благодать,

Ему не соглашалась дать.

Хотите нет, хотите верьте,

Но про Луку пронесся слух,

Что он елдой своей до смерти

Заеб каких-то барынь двух!

И с той поры, любви не зная,

Он одинок на свете жил,

И хуй свой длинный проклиная,

Тоску-печаль в вине топил.

Позвольте сделать отступленье

Назад мне, с этой же строки,

Чтоб дать вам вкратце представленье

О роде-племени Луки.

Весь род Мудищевых был древний,

И предки бедного Луки

Имели вотчины, деревни

И пребольшие елдаки.

Один Мудищев был Порфирий,

При Иоанне службу нес,

И поднимая хуем гири,

Порой смешил царя до слез.

Второй Мудищев звался Саввой

Он при Петре известен стал

За то, что в битве под Полтавой

Елдою пушки прочищал.

Царю же неугодных слуг

Он убивал елдой как мух.

При матушке Екатерине

Благодаря своей хуине

Отличен был Мудищев Лев

Как граф и генерал-аншеф.

Свои именья, капиталы

Спустил уже Лукашкин дед.

И наш Лукашка, бедный малый,

Остался нищим с малых лет.

Судьбою не был он балуем,

И про него сказал бы я –

Судьба его снабдила хуем,

Не дав впридачу ни хуя!

Часть 4

Настал уж вечер дня другого.

Купчиха гостя дорогого

В гостинной с нетерпеньем ждет,

А время медленно идет.

Пред вечерком она помылась

В пахучей розовой воде,

И чтобы худа не случилось,

Помадой смазала в пизде.

Хотя ей хуй большой не страшен,

Но тем не менее в виду

Такого хуя, как Лукашин,

Она боялась за пизду.

Но, чу! Звонок! Она вздрогнула…

И гость явился ко вдове…

Она в глаза ему взглянула,

И дрожь почудилась в манде.

Пред ней стоял, склонившись фасом,

Дородный, видный господин.

Он прохрипел пропитым басом:

«Лука Мудищев, дворянин.»

Вид он имел молодцеватый

Причесан, тщательно побрит,

И не сказал бы я, ребята,

Что пьян, а все-таки – разит…

«Весьма приятно, очень рада,

Про вас молва уже прошла.»

Вдова смутилась до упаду,

Сказав последние слова.

Так продолжая в том же смысле,

Усевшись рядышком болтать,

Вдова одной терзалась мыслью –

Скорей бы еблю начинать.

И находясь вблизи с Лукою,

Не в силах снесть томленья мук,

Полезла вдовушка рукою

В карман его широких брюк.

И под ее прикосновеньем

Хуй у Луки воспрянул вмиг,

Как храбрый воин пред сраженьем –

Могуч, и грозен и велик.

Нащупавши елдак, купчиха

Мгновенно вспыхнула огнем

И прошептала нежно, тихо

К нему склонясь: «Лука, пойдем!»

И вот уж, не стыдясь Луки,

Снимает башмаки и платье

И, грудей обнажив соски,

Зовет Луку в свои объятья.

Лука тут сразу разъярился

И на купчиху устремился,

Тряся огромную елдой

Как смертоносной булавой.

И бросив на кровать с размаху,

Заворотивши ей рубаху,

Всем телом на нее налег,

И хуй задвинул между ног.

Но тут игра плохою вышла,

Как будто ей всадили дышло,

Купчиха вздумала кричать

И всех святых на помощь звать.

Она кричит – Лука не слышит.

Она еще сильней орет.

Лука, как мех кузнечный дышит,

И все ебет, ебет, ебет!

Услышав эти крики, сваха

Спустила петлю у чулка

И шепчет, все дрожа от страха:

«Ну, знать, заеб ее Лука!»

Матрена в будуар вбегает,

Купчиха выбилась из сил –

Лука ей в жопу хуй всадил,

Но еть бедняжку продолжает!

Матрена, в страхе за вдовицу

Спешит на выручку в беде

И ну колоть вязальной спицей

Луку то в жопу, то в муде.

Лука воспрянул львом свирепым,

Матрену на пол повалил

И длинным хуем, словно цепом

Ее по голове хватил.

Но тут купчиха изловчилась,

(она еще жива была)

В муде Лукашины вцепилась

И их совсем оторвала.

Но все же он унял старуху,

Своей елдой убил как муху,

В одно мгновенье, наповал.

И сам безжизненный упал!

Эпилог

Наутро там нашли три трупа –

Матрена, распростершись ниц,

Вдова, разъебана до пупа,

Лука Мудищев без яиц

И девять пар вязальных спиц.

Был труп Матрены онемевший,

С вязальной спицей под рукой,

Хотя с пиздою уцелевшей,

Но все с проломанной башкой!
СсылкаПожаловаться
"Искусство принадлежит народу" (с)
СсылкаПожаловаться
Если разговор о высоком...
СсылкаПожаловаться
Если разговор о высоком...
СсылкаПожаловаться
как-то давно, в детстве я читала совеццкую повесть про школьников)) там один школяр зубрил этот стих долго и безуспешно)) почему-то мне вспомнился отрывок" Я помню чудное мгновенье!.. "вот бутерброд, а вот варенье-сказал его папа,поставив поднос с едой вышел из комнаты"))
СсылкаПожаловаться
Если разговор о высоком...
СсылкаПожаловаться
верней так "неожиданно для себя сказал в рифму отец"))
СсылкаПожаловаться
Маричка
В годы безоблачного детства, помню, меня очень потрясла "Метель" . я даже плакала, так было жаль героя))
СсылкаПожаловаться
Комментарий удален.Почему?
Комментарий удален.Почему?
История переписки2
Привет, Федь!! Рада тебя видеть).. в итоге-то разрешилось.. но процесс разрешения вызывал слезы)))
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
Сегодня проезжал через Марьино ===остановка --сидит не ухоженный человек (визуально похож на бомжа )--в руках книжа и задумчиво читает шёпотом ==и я как то проникся к нему добротой --хотя он и плохо пахнул
СсылкаПожаловаться
Псарёв Юрий
..." Давно забытое старое - лучше нового :
А у меня вот так ,
не получается ни как ...
СсылкаПожаловаться
Неадекватный
Вот на 2-х примерах показал искусство наших предков ==они тоже отжигали шаловливо - любили женщин --и радовались жизни
СсылкаПожаловаться
12
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Новости Mail.Ru