Алтай по краю. Открытия с помощью Kia Sorento Prime

Александр Катаев
Находим дом-перевертыш, знакомимся с мамонтами, выбираем сыры и умасливаем духов вдоль Чуйского тракта

Порой журналистов приглашают на мероприятия без информационного повода. Зато с полной свободой действий! Вот автомобили, вот интересное место. А дальше... И вот мы взяли ключ от самого свежего из полноприводной линейки Kia Sorento Prime и отправились изучать Республику Алтай, пусть не всю, так хоть по краешку вдоль границы с Алтайским краем. Нами уже были опубликованы подробнейший материал после презентации Sorento Prime и сравнительный тест корейского кроссовера с китайским Haval H9. Но потому и выбрали, успев проникнуться симпатией: как лучший, на наш взгляд, из предлагаемых в России полноприводных автомобилей марки.

content image for: 59195

Средство передвижения

Слово Prime означает прибавку в солидности и престиже по сравнению с «просто» «Соренто». Дизайн интереснее и эффектнее в деталях, салон удобнее и просторнее, водительское место лучше, оснащение богаче. А после поездки на обычном Sorento сразу отмечаешь серьезный прогресс в шумовиброизоляции. Разве что ходовая во время езды по алтайским грунтовкам дает излишек звучания на общем благостном фоне. При этом с неровностями подвеска управляется комфортнее. Чуйский тракт — основная дорога нашего путешествия — изобилует изгибами, на которых заметно, что руль у Prime легче и понятнее в обращении (кстати, в поворотах заметны и дополнительные миллиметры увеличенной базы).

Наконец, дизель 2.2 с 6-ступенчатым автоматом здесь работают отзывчивее, реакции силового агрегата живее, чем у обычного Sorento, где мотор того же объема 197-сильный. И только тормоза понравились меньше: педаль податлива, а интенсивность замедления часто ниже ожидаемого. Надо заметить, что «Prime-тайм» мы провели в штатных режимах, почти не прибегая к режиму настроек Sport, да и максимальные возможности полного привода с функцией блокировки 4WD Lock не пригодились. Но изображать экоралли мы тоже не старались. И по итогам борткомпьютер отчитался за 9,6 л/100 км солярки (при заявленных 7,8). Приемлемо.

slide image for gallery: 20196 | Kia Sorento Prime
slide image for gallery: 20196 | Kia Sorento Prime
slide image for gallery: 20196 | Kia Sorento Prime
slide image for gallery: 20196 | Kia Sorento Prime
slide image for gallery: 20196 | Kia Sorento Prime
15

Придорожные заметки

Чуйский тракт или трасса М52 удивляет высоким качеством покрытия. «Стратегическая дорога», — комментирует коллега. Что до «качества жизни» вдоль дороги... Природа запоминается спокойной красотой, непостоянен лишь поток реки Катунь, окрашенный вымываемыми грунтами в цвет кофе со сливками. Красиво смотрятся за охраняемыми воротами и богатые туркомплексы. Только плати. А местные населенные пунктики — и это очень заметно — живут совсем не богато. Чем живут? Навскидку кажется, что через одного здесь стараются заработать хоть что-то лишь на туристах.

slide image for gallery: 20115 | Чуйский тракт
slide image for gallery: 20115 | Чуйский тракт
slide image for gallery: 20115 | Чуйский тракт
slide image for gallery: 20196 | Kia Sorento Prime
slide image for gallery: 20115 | Чуйский тракт
8

Туристы, конечно, приезжают: Горный Алтай весь в белых ленточках, повязанных на память о посещении. И вдоль тракта теснятся, пытаются перекрикивать друг друга аляповатые объявления и вывески. Массово сдается жилье. Зовут на рафтинг по Катуни и пешие эко-прогулки в горы. Зовут поездить на квадроциклах и верхом на лошадях. Или — рыбалка! На обочинах там-сям лавки с россыпями сувениров сомнительного качества, мешками орехов и рядами баночек меда с мумие. Цивилизованный сервис? Увы, такого впечатления не возникает. Кстати, читать объявления от своих своим гораздо интереснее. «Продам рабочего коня». «Куплю шишку». Или вот вывеска: «Мороженое. Водка. Вино. Пиво». Начинаешь что-то понимать о здешних реалиях...

slide image for gallery: 20116 | Алтай по краю
slide image for gallery: 20116 | Алтай по краю
slide image for gallery: 20116 | Алтай по краю
slide image for gallery: 20116 | Алтай по краю
slide image for gallery: 20116 | Алтай по краю
13

Впрочем, обочины тракта дают однобокую картину. Судить по ним обо всем Горном Алтае неправильно. Тут, видите ли, непременно Надо Знать Хорошие Места. К счастью, мы такие нашли! Еще и потому, наверное, что перед путешествием по обычаю положили монетки и надломленные сигареты у мест поклонения алтайским духам. Вскоре съезжаем с тракта по указателю — вот и первая крупная достопримечательность. Это о ней пела когда-то Эдита Пьеха: «Расскажи ты мне, дружок, что такое Манжерок. Может, это островок? Может, это городок?». На деле Манжерок — село близ Манжерокского озера. Песня посвящена проходившему тут фестивалю советско-монгольской дружбы. Здесь же проходили съемки знаменитого фильма Василия Шукшина «Живет такой парень». Если вы, конечно, помните эту замечательную и очень «алтайскую» кинокартину 1964 года...

content image for: 59195

Скит Иоанна Богослова, остров Патмос близ села Чемал

«Проход по мосту строго 6 человек!» — остерегает табличка. Глядишь на узенький скрипучий подвесной мостик, что ведет над бурной рекой Катунь к маленькому острову Патмос, и покорно ждешь своей очереди. Тут история очень интересная. Маленький храм Иоанна Богослова считается копией одноименного храма на греческом острове Патмос — именно потому и алтайский островок назван также. Алтайский храм был основан еще в середине позапрошлого века, однако в начале 20-го его уничтожили. Но в 1991 году в Горный Алтай приехал московский миссионер и художник Виктор Павлов, заново отстроил храм по архивным рисункам на собственные деньги и безвозмездно передал Барнаульской епархии. Теперь здесь — действующий женский скит.

content image for: 59195

Зубровый питомник близ села Черга

Сворачиваем с шоссе на узенькую грунтовку, следуем до бурого от ржавчины знака «Р», проходим пешком. Домик, видавший виды «УАЗик» и два мужичка-смотрителя. С каждого посетителя берут по 150 руб., садимся в «буханку» и подъезжаем к месту, где сегодня пасутся зубры. Бык размером с тепловоз — вожак стада по имени Бабай — вскоре спускается с холма и занимает позицию между нами и стадом. «Не бойтесь, — обнадеживает провожатый, — они спокойно относятся к туристам. Хотя я однажды нарушил тишину и просидел из-за Бабая полтора часа на дереве». Оказывается, если самка весит около девяти центнеров, то «тепловоз» под полторы тонны. И Бабай не самый крупный. А бегать зубр может со скоростью 60 км/ч!

content image for: 59195

Смотрители (официально они «зуброводы») рассказывают, что животные, которые по-научному зовутся «европейские бизоны» или «литовские зубры», были завезены сюда из Беловежской пущи в 1982 году в рамках федеральной программы сохранения вида, и сейчас мы наблюдаем уже третье поколение. Огороженные 470 га — единственный питомник на территориях Сибири и Дальнего Востока (всего же российских питомников — дюжина). Активно ли плодятся обитатели? Самка телится раз в два года. Продолжительность жизни зубра 15-20 лет. И на данный момент в питомнике только 48 голов. Понятно, что эти зубры на вес золота. Уникальная дикая природа во всей красе!

Палеопарк, поселок Элекмонар

... Когда видишь у шоссе огромный скелет древнего слона-стегодона, впору хлопнуть по тормозам от неожиданности. Ведь какое уникальное для Горного Алтая явление — крупный палеонтологический парк, где содержатся экспонаты возрастом в 500 млн лет! Интересно, что музей частный, хозяин из Новосибирска в прошлом археолог и палеонтолог, а ныне коллекционер, который продолжает заниматься реконструкцией древностей. Экспонаты он собирал по всему миру.

slide image for gallery: 20120 | Палеопарк
slide image for gallery: 20120 | Палеопарк
slide image for gallery: 20120 | Палеопарк
slide image for gallery: 20120 | Палеопарк
slide image for gallery: 20120 | Палеопарк
8

И ведь не динозаврами едиными. Часть музея посвящена археологии Горного Алтая: научные реконструкции древних курганов, открытых погребений, наскальных рисунков. В одном из залов собрана коллекция светящихся камней — из Америки, Мексики, Гренландии, встречаются и минералы из России. Экспозиция «Последние неизвестные» посвящена культуре папуасов Новой Гвинеи — утварь, предметы вооружения, костюмы, маски, скульптурки... Или вот уголок мамонтов с чучелом воссозданного мамонтенка. Имеется даже павильон, где дети могут играть в палеонтологов: раскапывать кости-скелеты вымерших животных. Неожиданный музей получает безоговорочный приз наших симпатий.

Чергинский маслосырзавод, село Черга

Нас напутствовали, что алтайский мед лучше брать не у придорожных торговцев, а на самой пасеке. А если интересует сыр? По дороге как раз Чергинский комбинат, построенный в 1920 году. Основное производство — классические сыры. Сегодня делают сорта «Советский» (с 30-х годов!), «Швейцарский», «Российский», «Голландский» и «Гауда», а с недавних пор по разработанному на заводе рецепту уникальный «Чергинский горный». Ежегодно выпускают 450-500 тонн сыра. А продукция, в которой не используются добавки и заменители, отмечена призами, признана и в России, и за рубежом.

content image for: 59195

Стучимся в ворота, напрашиваемся на короткую экскурсию. О, какой запах! В маленьких цехах при температуре 20-24 градусов «дозревают» сыры, головки по 7-15 кг, их моют, переворачивают — условия ухода во многом зависят от сортов молока. Нам напоминают, что лучшие сыры получаются из «летнего» молока, поэтому на полную мощность завод работает с июня по сентябрь. Тогда и приглашают приезжать — за сыром и за другими дарами Горного Алтая.