Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
29 августа 2003 10:18, Новости

Скоростной рекорд с привкусом соли

40 лет назад в СССР был установлен новый отечественный рекорд скорости – 311,419 км/ч. Достижение столичного инженера Ильи Тихомирова, который сам спроектировал газотурбинный автомобиль-рекордсмен, так и не побито до сих пор.
10 декабря
Volkswagen Polo 1.6 AT
Комфорт приемлем, но холодная (салон)
3.3
10 декабря
Mitsubishi ASX 1.6 2WD MT
Отличный автомобиль! Молодцы японцы!
4.7
Все отзывы
Рассылка
Подпишитесь на рассылку Авто Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей и новинок в мире автомобилей
Пятидесятые годы отмечены в автомобильном мире повышенным интересом к газовым турбинам. Первой построила и испытала экспериментальный автомобиль с таким силовым агрегатом английская фирма Rover. Вслед за ней построили опытные образцы газотурбинных машин General Motors в США, FIAT в Италии, Renault во Франции.
Головной НИИ советского автопрома не стремился афишировать свои эксперименты. Он провел большие исследования работы газовых турбин на автобусе ЗИС-127 и грузовике КрАЗ. Московский инженер Илья Тихомиров был иного мнения. Он занимался автомобильным спортом и мечтал построить рекордный гоночный газотурбинный автомобиль. В 1951 году харьковский мотогонщик, неоднократный чемпион страны Эдуард Осипович Лорент взялся за постройку маленького гоночного автомобиля с двигателем рабочим объемом 250 куб. см. Он построил очень низкую гоночную машину, высшая точка которой была на уровне колен. На этой машине собственной конструкции он установил несколько всесоюзных рекордов скорости. Судьба распорядилась так, что машину Лорента из харьковского клуба передали в московский. И закрепили за ней столичного гонщика Алексея Подкутова. Лорент тогда пообещал, что до первой своей машины он пальцем не дотронется, а построит новую, еще лучше – «Харьков Л-2». У Подкутова с лорентовским автомобилем ничего не получилось, и он стоял, покрытый пылью, в гараже московского клуба в Кисловском переулке. Илья Тихомиров, член московского городского автомотоклуба, нередко бывал в том одноэтажном здании и решил дать вторую жизнь бесхозной машине. Трудился Илья Александрович в одном из подмосковных «почтовых ящиков». И там по ходатайству московского клуба он получил две очень компактных газовых турбины мощностью 50 л.с. при 50 тысячах об/мин каждая. Тихомиров решил установить эти две турбины на «Харьков Л», справа и слева от сиденья гонщика. Вместо оригинального мотора конструкции Лорента он решил разместить колоссальных размеров редуктор, который бы соединял обе газовых турбины и передавал бы их мощность на общий вал, к задним ведущим колесам. Редуктор был сделан с ювелирной точностью: 13 филигранно выполненных шестерен вращались легко и беззвучно, как часовой механизм. Машина Лорента была рассчитана на то, чтобы редуктор главной передачи получал вращение от двигателя в режиме 7000 об/мин, поэтому редуктор должен был примерно в 7 раз уменьшить скорость вращения, которую давали газовые турбины. Газовые турбины нуждались в большом количестве воздуха, и поэтому справа и слева от машины Тихомиров сделал два больших воздухозаборника угловатой формы, как на истребителе-перехватчике.
Реконструированный автомобиль Тихомиров назвал «Пионер-1». В 1962 году на соляном озере Баскунчак Тихомиров за рулем этой машины установил всесоюзный рекорд скорости. Он прошел 1 километр со стартом с хода с результатом 306 км/ч. Во время жары в августе Баскунчак быстро высыхает. Насыщенный раствор соли - рапа - испаряет влагу, и получается идеально ровная, словно поверхность воды, корка. На ней сопротивление качению шин минимально, и поэтому Баскунчак идеально подходил для установления рекордов скорости – сейчас из-за добычи соли вся поверхность озера «изуродована» – о заездах на побитие рекордов скорости на его корке пришлось забыть. Илья Тихомиров на следующий год вознамерился перекрыть международный рекорд скорости для газотурбинных автомобилей, который установил француз Жан Эбар на машине Renault, которая называлась «Падающая звезда». За зиму Тихомиров с помощью специалистов КБ, которое разрабатывало газовые турбины (они служили «пускачами» для реактивных двигателей бомбардировщиков), смог повысить суммарную мощность двигателей со 100 до 135 л.с. Теперь появились все шансы перекрыть рекорд Эбара. В августе 63-го Тихомиров вернулся на Баскунчак и приступил к попыткам установления рекорда. Любопытной была процедура старта. Сначала гонщик включал зажигание. Начинали жужжать электромоторы, в чреве машины наперебой щелкали какие-то реле. Потом пробуждались обе турбины. Все время после включения зажигания Тихомиров держал ногу на педали тормоза, и, как только обороты турбин достигали максимума, он плавно отпускал педаль. «Пионер-2» (так стал называться автомобиль после реконструкции) словно нехотя набирал скорость.
Разгон занимал около двух километров, пока на соляной корке не появлялась черная полоса из мазута. Она отмечала начало отмеренного километра. Здесь, от черной полосы, машина шла уже хорошо за три сотни. И вот вторая, финишная полоса. Тихомиров уносится дальше километра за два от нее, тормозит, разворачивается и начинает новый разгон. Время, за которое он проходит дистанцию туда и обратно, складывается, делится пополам, и по этим секундам вычисляется средняя скорость – так требуют правила. Илья Александрович на «Пионере-2» (сейчас он хранится в Рижском автомобильном музее «Межциемс») показал среднюю скорость 311,419 км/ч. Это выше рекорда Эбара и, одновременно, абсолютный рекорд скорости, достигнутой автомобилем в нашей стране. Он не перекрыт и поныне, хотя с того дня минуло сорок лет.
Подпишитесь на новую рассылку Авто Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей и новинок в мире автомобилей
Этот материал пока никто не прокомментировал. Будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Новости Mail.Ru

Рекомендуем прочесть