Триста километров боком: учимся в школе quattro в Югре

Три дня, два замёрзших озера, почти метр льда, десятки трасс и 300 километров скольжений — всё это школа водительского мастерства Audi quattro в Югре

Три дня, два замёрзших озера, почти метр льда, десятки трасс и 300 километров скольжений — всё это школа водительского мастерства Audi quattro в Югре. Я уже бывал в руках шеф-инструктора школы Евгения Васина, но на подмосковной площадке в Яхроме. Тот визит оставил в голове много правильных мыслей, но ни чёткой системы знаний, ни устойчивого навыка, конечно, не дал. За этими вещами лучше отправляться в Карелию или под Ханты-Мансийск, где проводятся зимние выездные программы школы.

content image for: 40532

В конце февраля под Ханты-Мансийском тепло: от −20 утром до −7 к вечеру. Но толстенный лёд на озёрах может выдержать не то что «спортбэки», но и гусеничные вездеходы. Ни намёка на ветер: лишь яркое солнце и сухой бодрящий морозец. Стабильность погоды в этих краях позволяет заниматься под Ханты-Мансийском до конца марта, готовя и поддерживая шикарные трассы полигона. От огромной ледовой площадки для езды вокруг конусов во все стороны расходятся технические дороги к бесчисленному множеству трасс. Каждая из них «заточена» под своё упражнение, а некоторые дублируются, чтобы обеспечить одновременную езду десятка учебных экипажей.

content image for: 40532

Идея интенсивных трёхдневных занятий состоит в том, чтобы получить навык. Можно научиться делать что-то и за несколько попыток, но только многократно повторённое умение даёт навык. Именно его наличие даёт возможность правильно среагировать тогда, когда любое неверное движение может стоить дорого. Выполняя упражнение за упражнением, не всегда сразу понимаешь, какое практическое применение может найти этот набор странных действий в обычной жизни. Но постепенно мозаика складывается: вот ты делаешь то же самое, что и с конусами днём раньше, но уже на реальной ледовой гоночной трассе. Дуга за дугой. Прямик за прямиком. Хитроумные связки, переходящие одна в другую. Сносы, заносы... Вот здесь ошибся со скоростью на входе в поворот и просадил апекс... Доворот газом, скольжение боком, судорожная стабилизация заноса, но поздно. Инерция выдавливает-таки тебя в бруствер... Ошибаешься, экспериментируешь, пробуешь иначе и снова ошибаешься... Для чего это всё? Только так можно получить представление о предельных возможностях автомобиля и покрытия. Только так можно научиться восстанавливать контроль над автомобилем в экстремальной ситуации. Бесконечные скольжения, бесконечный поиск... И оп! В какой-то момент происходит чудо: вон тот хитрый поворот уже не вызывает паники и хаотичных движений руками-ногами. Всё выполняется на автомате.

content image for: 40532

Когда вначале едешь в своей обычной манере, до определённого момента даже не понимаешь, что машина управляет тобой, а не наоборот. Но потом в этом танце наступает перелом, когда ты перестаёшь неловко оттаптывать ноги партнёрше и начинаешь кружиться в лёгком и красивом вальсе.

Начинаем с простейшей змейки — на разогреве конусы летят во все стороны вместе с ледяными брызгами из-под злых шипованных колёс. Размеры полигона позволили сделать маршрут просто гигантским: лавируешь меж оранжевых вешек и думаешь: где же конец? Упражнение едется около минуты, и это много для монотонных одинаковых ритмичных действий. Уже тогда вспоминается «демо-курс» в подмосковной Яхроме: манёвр совершаем до вершины (проще говоря — условной точки излома траектории) поворота, перед любым манёвром сбрасываем газ, загружая передние колёса. Ошибившись пару раз с загрузкой, на чистом льду мгновенно чувствуешь разницу — машина просто отказывается поворачивать и не попадает в следующий вираж.

content image for: 40532

Отъездив «змею», пробуем на вкус заносы. Поначалу выписывать зигзаги от одного края площадки к другому, облизывая контрольные конусы у «обочин», кажется невозможным. Задача состоит в том, чтобы делать 180-градусные развороты, когда передние колёса идут вокруг конуса по минимальному радиусу, а задние как циркуль описывают широкую дугу. Здесь тоже работает загрузка, но для другой цели: когда передние колёса повёрнуты и загружены, то лёгкий задок в определённый момент поскальзывается и начинает обгонять перед. Инстинктивно все встречают занос поворотом руля в его сторону, но как только удаётся побороть этот рефлекс, занос внезапно становится управляемым. Как же легко, оказывается, развернуть скользящий автомобиль и вовремя направить его на обратный курс, просто не работая до определённой поры ни газом, ни рулём. А чтобы скольжения получались ритмичными и всё происходило вовремя, нужна просто практика. Масштаб югорских курсов как раз позволяет получить достаточный «накат», чтобы вскоре выработался бесценный автоматизм действий.

content image for: 40532

Далее — работа с инерцией автомобиля. Когда машина уходит в повороте в скольжение, и даже есть возможность с ним побороться, не факт, что для стабилизации хватит места. И тогда единственный способ остаться на трассе — это сменить направление скольжения. Соответствующее упражнение называется «гантеля» — траектория напоминает восьмёрку, только в ней нет пересечения в центре. Во время его выполнения оттачивается способность водителя переложить машину с одного «бока» на другой, скользить в зависимости от направления дороги то одной, то другой стороной. Начало получаться?

content image for: 40532

А если теперь сузить пару поворотов, а другую пару оставить прежними? Здесь мы вспоминаем о траекториях — чтобы попасть в поворот, надо сместиться к его наружной части, пройти внутри и распрямить траекторию на выходе. Но скоро появляются задачки и посложнее, где вспоминается ещё одна аксиома: смотри туда, куда хочешь попасть. Ведь следующий поворот может быть совсем рядом и уже в обратную сторону. Тогда, выскочив наружу в предыдущем вираже, окажешься внутри нового, и шансов попасть в него уже не останется. Далее умение читать трассу и думать на один поворот вперёд пригодится ещё больше: «взрослые» трассы сходу не запоминаются и изобилуют самыми коварными связками из разных виражей.

content image for: 40532

А что делать, если на входе случился перебор скорости? Бесполезно крутить руль ещё больше в сторону поворота и тем более топтать газ — снижаем скорость, уменьшаем угол поворота управляемых колёс и ждём. Ждём, пока зацепятся передние колёса, чтобы мы снова могли задавать рулём направление движения. Но за это время дорога может опять-таки круто повернуть, и тогда без заноса задней оси в поворот уже не попасть. Для этого нужно уметь поддерживать баланс между скольжением передней и задней оси, в чём поможет упражнение «круг». Задача в том, чтобы двигаться в скольжении по кругу, не меняя радиуса. Уезжает наружу нос — сбрасываем газ и слегка поворачиваем руль внутрь, ждём пока заскользит задняя часть. Обгоняет зад — отрабатываем рулём наружу и добавляем газ, чтобы передние управляемые колёса вытянули машину, и её не развернуло. В идеале получается езда с почти прямыми колёсами и постоянными микродвижениями рулём и газом.

content image for: 40532

На третий день мы покидаем знакомое озеро и едем на соседнее, где упражнений больше не будет. Только тренировка на «взрослых» трассах, только хардкор! И удивительное дело: незнакомая конфигурация почти не вызывает вопросов, а «уборов» меньше, чем во время, казалось бы, элементарных упражнений предыдущих дней. Вот в этой связке вспоминаем «гантелю», скоростную «эску» пролетаем, вспомнив манёвры на змейке. Крутая шпилька? Не зря мы облизывали конусы со 180-градусными разворотами! Да и поворот-«улитка» с уменьшающимся радиусом виража уже не страшен: нас же научили сбрасывать газ и ждать, ждать, ждать, пока кузов опишет дугу.

content image for: 40532

Постепенно все траектории рисуются сами собой, а ноги и руки не обращаются к подвисшему мозгу с вопросом: что делать в эту секунду? Но настоящая грация достигается тогда, когда эффектность переходит в эффективность. Нет глубоким заносам, нет «шприцам» из-под колёс, нет бесчисленным оборотам руля! Даже в зимней обуви нога привыкает плавно дозировать газ, корма уже не пляшет по поводу и без, а манёвры получаются больше газом, нежели рулём, используя инерцию автомобиля. Это не очень красиво, но это баланс, это безопасность и скорость — всё в одном.

content image for: 40532

Перед поездкой нам обещали больше 300 километров езды по льду. Это примерно как проскользить от Москвы до Костромы. Да ну, — не поверил я. Но к концу третьего дня на одометре было хорошо за 300, и переезды до гостиницы занимали лишь незначительную часть из этих километров. И пусть «в руле» каждый проводит только половину времени — даже сидя пассажиром, ты учишься и получаешь море полезной информации: глазами, ушами, вестибулярным аппаратом. А когда «отдыхаешь» и наблюдаешь за успехами и ошибками партнёра, есть время на анализ, на то, чтобы информация «улеглась». К тому же рулить порой устаёшь: было очень заметно, как после пары часов непрерывных тренировок практически у всех участников падает темп и начинаются ошибки, потому что из-за усталости и напряжения снижается концентрация.

content image for: 40532

В конце третьего дня самое «вкусное» — полноценные соревнования. Два незнакомых спецучастка, медленный и быстрый, и всего два круга на ознакомление. Время отсечёт профессиональная телеметрия Tag Heuer, а маршалы с удовольствием начислят по две секунды за каждый сбитый конус из числа расставленных на трассе. Дополнительную интригу придаёт тот факт, что шины на «зачётных» машинах совсем новые, и «держак» передней оси существенно отличается от того, к которому мы успели привыкнуть, — у тренировочных автомобилей на внешней и внутренней частях протектора передка шипов почти нет. Выучить трассу, перестроиться на другой «зацеп», выбрать стратегию — ехать на все или осторожно гарантировать себе результат — каждый сам за себя. Но, как говорит Евгений Васин, проигравших в этой гонке нет: каждый, прошедший «quattro-Югру», вернётся за руль своей машины уже другим человеком.

За кадром

content image for: 40532

Эвакуатором на трассах работает уникальный Audi Q7 с установленной по заказу школы электрической лебёдкой. Агрегат аккуратно разместили в недрах переднего бампера, при этом скомпоновать всё удалось так, что число переделок сведено к минимуму. Поверьте, подлетающие к месту «аварии» в заносе почти две с половиной тонны, оснащённые «лебедой» — зрелище более чем эффектное.

content image for: 40532

Даже у самых «старательных» учеников машины почти не повреждаются — самое серьёзное это помятые двери, когда приезжаешь боком в особо жёсткий бруствер.

content image for: 40532

Покрышки Michelin, на которых проводится обучение, используются для знаменитого ралли Монте-Карло. Они имеют не ультимативно агрессивный шип для того, чтобы работать как на асфальте, так и на льду. Вспомним хотя бы перевал Коль де Турини, где у подножия сухой асфальт, а наверху каждая шпилька покрыта коварной корочкой льда. Но всё равно в сравнении с обычной шипованной резиной «держак» у этих Мишленов впечатляющий — благодаря этому можно тренироваться на чистом льду на далеко не детских скоростях.

Текст: Дмитрий Ласьков
Фотографии компании Audi

Подпишитесь на нас