«Дакар-2013»: один день одной команды

Из всего «Дакара» болельщики видят только красивые фотографии и захватывающие видеоролики, как «боевые» машины несутся по бездорожью. А чем живёт команда — и, собственно, гонщики — в остальное время?

Из всего «Дакара» болельщики видят только красивые фотографии и захватывающие видеоролики, как «боевые» машины несутся по бездорожью. А чем живёт команда — и, собственно, гонщики — в остальное время? С конюшней Great Wall на «Дакаре» мы провели целый день и готовы рассказать об окологоночной кухне.

Great Wall — команда небогатая: всего два экипажа и несколько техничек. И тем удивительнее, что лучший из гоночных «Ховеров», под управлением португальца Карлоса Соузы, пришёл на финиш культового марафона шестым! Оставив позади пилотов мощнейшей конюшни X-Raid... Секрет успеха китайской марки нам разгадать не удалось, зато мы узнали много любопытных вещей, касающихся повседневного быта команды во время гонки.

Утро

Во сколько просыпается команда? Пилоты и штурманы встают позже всех: после того, как «Дакар» обосновался на территории Южной Америки, гонщикам больше не нужно ютиться в палатках — организаторы планируют ночёвки так, чтобы неподалёку были хорошие отели, куда спортсмены и отправляются на ночлег. А вот механики и другой обслуживающий персонал небогатых конюшен, к которым относится и Great Wall, проводят ночи на бивуаке. Именно так — «проводят ночи»: если пилот «постарался» и серьёзно повредил автомобиль, спать просто некогда!

А когда удаётся выкроить часик-другой, механик засыпает мгновенно: в любой позе, не разбирая палатки, прямо возле машины или на сиденье технички... Хотя под ухом бурчит генератор, а соседи по лагерю только завели перебранный за ночь движок и отчаянно газуют, чтобы проверить его работоспособность. В таких условиях «технари» команды Great Wall спят два-три часа — больше просто некогда, всё остальное время занимает ремонт и проверка техники.

Проспать подъём на «Дакаре» не получится... Задолго до рассвета начинают заводиться мотоциклы — звук мотоциклетных моторов разносится над лагерем оглушительным гулом, и это значит, что членам «легковых» и «грузовых» команд можно выдвигаться на завтрак (мотозачёт стартует раньше всех). Кормят жителей бивуака сытно, разнообразно и совершенно бесплатно — в столовой, представляющей собой огромный шатёр, предложат и кашу, и омлет, и много другой приятной желудку и полезной организму пищи.

После завтрака — время утренних процедур: на окраине лагеря обязательно выстроен целый комплекс, состоящий из душевых кабинок (с горячей водой!), туалетов и большой «умывальни». Всё чисто и опрятно. Теперь можно сложить палатки, командный шатёр и дожидаться, когда гонщики приедут из гостиницы. А когда экипажи появятся в лагере, пилота и штурмана переоденут из «гражданской» одежды в боевую амуницию (специальное бельё, комбинезон, шлем и «ханс» — конструкция, защищающая шейный отдел позвоночника от травм) и отправят автомобили на старт этапа. Следом лагерь покидают технички.

Дальше пути техничек и «боевых» внедорожников расходятся: «ассистанс» (так принято называть машины, сопровождающие гонку) едет по дорогам общего пользования, соблюдая ПДД, причём за скоростным режимом следит прибор, показания которого в режиме реального времени видят организаторы. И если за рулём технички окажется лихач, то команде грозит денежный штраф, а в случае регулярных нарушений «боевому» экипажу добавят штрафных минут!

И вот «ассистанс», проделав неблизкий путь, прибывает на бивуак. Пока он лишь обнесённая забором площадка, но пройдёт несколько часов... Грузовики только припарковались на отведённом команде месте, а механики уже огораживают «территорию Great Wall» прочными лентами, выставляются генераторы, возводится командный шатёр, готовятся места для палаток, а на землю настилается прочный брезент: благодаря нему и лагерь команды выглядит уютнее, и механикам работать проще — упавший инструмент и крепёж хорошо видны. Лагерь готов! На все приготовления уходит не больше пары часов.

Когда гоночный прототип, благополучно финишировав на спецучастке, приезжает на бивуак, — это выглядит эффектно. Пилота и штурмана буквально извлекают из тесного салона «боевой» машины и укладывают на массажные столы. Пока опытные доктора разминают гонщикам затёкшие мышцы, механики ловко поднимают внедорожник на домкратах и начинают внимательно осматривать механическую начинку на предмет поломок и повреждений... Работа кипит!

Интересно, что работа механиков, которая поначалу кажется хаотичной, чётко регламентирована: на борту машины закреплен планшет (не электронный, а обычный, бумажный), куда вписано всё, что нужно сделать. При этом первые два десятка пунктов — стандартные, вроде «проверить радиаторы», «продуть воздушный фильтр», «выпрямить защиту днища», а остальные вписываются позже — либо после осмотра («Паскаль, мне кажется, нужно проверить задний мост — он залит маслом»), либо по рекомендации пилота («Ребята, сегодня нечётко включались передачи — посмотрите, что там»).

Как только гонщики и технари закончат общение, пилотов и штурманов перехватывает пресс-атташе команды. Теперь «лицам команды» нужно красочно, «на камеру», рассказать об особенностях спецучастка и борьбе на трассе. После этого спортсмены могут и отдохнуть: если позволяет время, их отвезут в гостиницу, а когда до вечернего брифинга (где оглашаются новости организаторов и нюансы завтрашнего дня) остаётся час-два, то гонщики остаются в лагере.

Вечер

После брифинга начинает работу клуб — огромный шатёр, где чилийские, перуанские или аргентинские артисты (смотря в какой стране сейчас находится караван участников) устраивают концерты, а участники «Дакара» — не только гонщики, а все желающие — могут либо потанцевать, либо пообщаться за кружечкой пива или бокалом вина. Да, на «Дакаре» разрешена выпивка! Каждый вечер каждому, кто находится на бивуаке, за ужином выдают небольшую бутылочку лёгкого алкоголя. Чтобы её получить, нужно встать в конец длинной очереди, которая, однако, движется весьма шустро.

За пару шагов до «раздачи» берёшь поднос, а дальше шустрые ребята наполнят его тарелками с салатами и горячим. Сесть можно куда угодно — свободных мест за огромными столами предостаточно. Притом «соседи по ужину» очень интересные — вот уплетает овощной салат Нассер Аль-Аттия, а вот наш Владимир Чагин что-то увлечённо рассказывает ребятам, одетым в форму конюшни Iveco... Можешь подойти и запросто присоединиться к беседе! И никакой междукомандной вражды — всё очень дружелюбно.

Первыми из-за стола уходят штурманы Мигель Рамалья и Паскаль Маймон: им раньше других нужно ехать в гостиницу, чтобы поработать над «легендой» (грубо говоря, это такая книжечка, которая рассказывает, куда ехать на спецучастке), на что уходит два-три часа! Штурман цветными маркерами отмечает важные моменты, а если, читая (вслух!) дорожную книгу, в каком-то месте «спотыкается», разбирает трудное место, чтобы во время гонки такие «затыки» не повторялись.

В это время механики не прекращают колдовать над машиной и продолжат это делать почти до рассвета, когда пилот и штурман будут видеть десятый сон. Притом на «командном пятачке» светло, хотя вокруг — непроглядная ночь! Это светят мощные фонари на техничках, а ещё — «искусственное солнце», которое представляет собой большой шар, внутри которого установлена мощная лампочка. Всё, машина готова? Напротив каждого пункта в планшете стоит надпись «ОК». Теперь можно разложить инструмент по местам и подремать несколько часов. Чтобы завтра всё повторилось снова.

Алексей Кованов
Фото автора и Влада Королёва (Great Wall)

Алексей Кованов