Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
14 декабря 2002 09:51, Новости

Как сидят осужденные за ДТП

Зарекаться от тюрьмы на Руси не принято. Потому что и жизнь наша -- копейка, и закон у нас -- что дышло, и милиция нас охотнее стережет, чем бережет.
10 декабря
Volkswagen Polo 1.6 AT
Комфорт приемлем, но холодная (салон)
3.3
10 декабря
Mitsubishi ASX 1.6 2WD MT
Отличный автомобиль! Молодцы японцы!
4.7
Все отзывы
Рассылка
Подпишитесь на рассылку Авто Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей и новинок в мире автомобилей
Зарекаться от тюрьмы на Руси не принято. Потому что и жизнь наша -- копейка, и закон у нас -- что дышло, и милиция нас охотнее стережет, чем бережет. Как шутят сами милиционеры, то, что мы не сидим, это не наша заслуга, а их недоработка. Отечественная статистика в лад отечественным поверьям: каждый четвертый российский гражданин сидел. Казалось бы, их пример -- другим наука, но ведь нет. Все-таки опасность примерить на себе тюремную робу хотя и страшит большинство людей, но представляется, скорее, чисто теоретической. Такова, видно, людская природа. Вот Минздрав все предупреждает и предупреждает, а толку? Флюорографическая картинка дырявых легких куда убедительнее. Или ГАИ постоянно твердит об автомобиле, как об "источнике повышенной опасности", но делает это по-канцелярски сухо. И мало кто в действительности задумывается о том, что человек за рулем изначально ближе к "местам отдаленным", чем пешеход.
НЕОСТОРОЖНЫЕ, ДВЕРИ ЗАКРЫВАЮТСЯ

Полчаса мы безуспешно колесили по окрестностям Электростали. "Вон тот мужик наверняка знает, -- предположил наш водитель. -- У него наколки на руках". "Только не колония, а поселение, -- поправил нас мужик, выслушав вопрос. -- Езжайте все время прямо, а у гаражей свернете на бетонку". Никаких указателей или вывесок у поворота не было, но бетонка привела нас на место -- поселение для так называемых "неосторожников".


Статья 26 Уголовного кодекса РФ определяет понятие преступления, совершенного по неосторожности. "Неосторожник" предвидит возможность причинения вреда здоровью человека, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение либо не предвидит эти вредные последствия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог это сделать. Для "неосторожников" за рулем в УК РФ есть "своя"...
Статья 264. Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств
1. Нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо причинение крупного ущерба, наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет или без такового.
2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, наказывается лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет.
3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, наказывается лишением свободы на срок от четырех до десяти лет с лишением права управлять транспортным средством на срок до трех лет.


По всей стране подобных поселений несколько десятков. В Московской области оно одно. По телефону доверия ГУИН вам скажут, что УЧ.163/3 находится в Капотне. Но на самом деле "филиал" УЧ.163/3 для "неосторожников" расположен в Электростали на месте бывшего ЛТП. Сюда попадают почти все, осужденные столичным или областным судами. "Почти", но не все. Бывает на "неосторожнике" "висит" столько трупов, что ему и "высшей меры" мало. Так считают родственники погибших.

Антураж поселения ничем не примечателен. Административный корпус, два старых заброшенных деревянных барака, один -- поновее, из красного кирпича (здесь как раз и живут заключенные), асфальтовые дорожки, стенды со стертыми лозунгами, серый забор... Наверное, все подобные объекты так выглядят. От обычной зоны колония-поселение отличается не столько внешними атрибутами. А прежде всего отсутствием уголовных порядков и щадящим режимом содержания. Здесь нет охраны как таковой. То есть ни вышек, ни цепных псов, ни надзирателей. Живут осужденные (здесь это слово принято произносить с ударением на втором слоге) в кубриках. На восемь-двадцать человек. Готовят сами себе из собственных же продуктов. В комнате отдыха есть телевизор, в корпусе -- спортзал, библиотека, на территории -- баня.

Утром все, кроме дневальных, уходят на работу. Трудятся осужденные либо в самой колонии, либо во всяких ведомственных учреждениях, либо на так называемых контрагентных объектах. То есть таких, с которыми колония заключает договоры. Объекты есть и в Электростали, и в Москве, куда осужденные добираются своим ходом. Поскольку они одеты в обычную одежду (униформы не предусмотрено), то никто никогда не догадается, что едет рядом с зэком. Разве что милиционер у метро остановит и узнает. По справке. Потому что паспорта или водительского удостоверения у "неосторожника" нет. В течение дня, где бы человек ни находился, его несколько раз проверят инспектора, но это больше для порядку.

"Неосторожники" -- народ трудолюбивый и сознательный. И кроме того, за всякий проступок могут вынести предупреждение. А за серьезный -- посадить в штрафной изолятор. Два серьезных нарушения -- и марш в колонию общего режима. Было такое: напился товарищ. Его наказали, а он не понял. Ну, раз по-хорошему не понял, понимай по-плохому. Или вот один молодой заключенный сделал себе наколку. У него ветер в голове и сплошные понты. Я, мол, зону топтал. "Ну, гляди, молодец, -- сказали ему, -- а то и вправду потопчешь". К девяти часам вечера все должны обязательно вернуться. Опоздания, конечно, случаются, но смотрят по обстоятельствам. Может, электричка задержалась. Впрочем, даже в этом случае человек должен принести письменное подтверждение от начальника станции. На выходные обитателей поселения отпускают домой. Увольнения даются не сразу. Первый месяц -- карантин. К вновь прибывшему присматриваются, что он за человек, хорошо ли трудится, не нарушает ли режим. Опять-таки только после карантина к осужденному могут приехать родственники, которых селят в комнатах для свиданий. Глядишь на нее, и на память приходит сцена из фильма "Вокзал для двоих". Герой Олега Басилашвили тоже ведь "неосторожник", взявший, правда, на себя вину жены.

ТЕТРАДКА В КЛЕТОЧКУ

Все водители-"неосторожники" несчастливы по-своему. У каждого своя грустная история. Замначальника колонии Елена Вениаминовна, женщина с лицом сестры милосердия, указывает на стопку обычных школьных тетрадок в клеточку, где записано все и вся. Одна тетрадка -- один человек, одна исковерканная жизнь и несколько загубленных. На столе у замначальника тетрадок немногим меньше сотни. Величина эта относительно постоянная. Весной и летом она несколько уменьшается, а к зиме, спустя некоторое время после пресловутого "дня жестянщика", увеличивается. Самому молодому поселенцу -- 17, а самому старшему -- 71 год. Только его в колонии сейчас нет. Он лежит в Склифе, потому что мало того, что убил других, и сам побился сильно. Грех говорить, но многие сомневаются, что старик вытянет. На лечении сейчас и единственная осужденная. В колонии ей отвели одну из гостевых комнат. И то, не жить же в общем кубрике. Кто она? "Да они здесь все самые обычные люди, как вы да я, -- говорит Елена Вениаминовна. -- Вот она была заведующей ресторана, сбила пешехода, и все". "И все, -- глупо повторяю я. -- Жизнь кончилась". "Ну, почему же так. Она даже решила второе высшее образование получить, законом это не запрещено, недавно заочно на юрфак поступила, после УДО закончит и, кто знает, может, и адвокатом будет работать".

УДО - это условно-досрочное освобождение. Дело в том, что мало кто из "неосторожников" отсиживает свой срок полностью. Большинство выходят после его трети. Однако никак не раньше. Скажем, есть в колонии "долгожитель", сбивший трех человек на автобусной остановке. Он получил десять лет, но только через три с небольшим года может просить об УДО. Просьба рассматривается на заседании спецкомиссии в составе руководства колонии. Комиссия и решает, встало данное "лицо" "на путь исправления" или нет. Осужденные могут попасть и под амнистию. Амнистия не оправдывает человека, не снимает с него вину, а лишь освобождает от наказания. Но рассчитывать на нее могут не все. Так, например, амнистия 1997 года освобождала совершивших преступления по неосторожности, но с условием, что назначенный срок не превышал 3 лет.


Статья 264 -- не единственная в Уголовном кодексе, по которой могут посадить водителя. Есть еще статья 265 за "оставление места ДТП". Понятно, что это преступление "неосторожным" назвать никак нельзя. Напротив, оно расценивается как умышленное. И потому срок за него отбывают не в поселении, а в колонии общего режима.
Особняком стоят ситуации, когда автомобиль намеренно используют как орудие преступления. От четырех до семи лет колонии общего режима грозило журналисту Доренко за хулиганство с применением оружия или предмета, приравненного к оружию. Таковым предметом был, если помните, мотоцикл, на котором Доренко наехал на капитана Никитина. В результате мотоцикл конфисковали, Доренко дали 4 года условно. 10 тысяч 400 рублей составили выплаты по возмещению материального ущерба.

Статья 266 предусматривает наказание за недоброкачественный ремонт транспортных средств и выпуск их в эксплуатацию с техническими неисправностями. По ней ответственности подлежат не только начальники транспортных цехов или автоколонн. Даже дядя Вася из соседнего гаража (если будет доказано, что именно он сделал некачественный ремонт) может запросто загреметь на нары.

Справедливость истины "был бы водитель, а статья найдется" подтверждает практика. Зафиксированный советским кино случай: в Зеленограде водитель, оказавшийся врачом, нашел на обочине девушку, которую избили одноклассницы. Но врач оставил ее без помощи. За что и получил срок. Потому что УК предусматривает наказание как за "неоказание помощи", так и за "оставление в опасности".


Я пытаюсь выяснить моральную сторону дела: дескать, чувствуют ли "они" угрызения совести и т.п. Но сразу же понимаю всю бестактность подобных расспросов. Конечно, все переживают. И в беседах с психологом (он периодически навещает осужденных) признают, что обязательно поступили бы не так, попытались бы что-то изменить. Резче затормозить, вывернуть руль, сбросить газ...

Алексею К., он сам вызвался со мной поговорить, не хватило каких-то 40 сантиметров, чтобы избежать беды. Не помог и 20-летний стаж работы инструктором в автошколе. "Это в Крылатском случилось, на дороге, параллельной Рублевке. Я объезжал тормозивший автобус и выехал совсем чуть-чуть на встречку. Потом измеряли -- ровно на 40 сантиметров. А он как пер по осевой, так и пер. Ну, дай хоть капельку вправо -- и спокойно бы разошлись. Так нет. Уже после он говорил, что якобы там был люк и он побоялся, но, естественно, ничего там не было, мы с адвокатом смотрели". В результате аварии погиб друг Алексея, сидевший с ним рядом. Он не был пристегнут. У Алексея -- множественные переломы, несколько операций позади и несколько впереди, которые он будет делать уже после отсидки. Еще у Алексея на иждивении трое детей. И неработающая жена. И материальное возмещение в размере 105 тысяч, которое он должен выплатить за пошедшую на списание "семерку" того (кстати, отделавшегося небольшой травмой челюсти), кто ехал навстречу. Выплачивать возмещение виновник уже потихоньку начал. Пожалуй, "потихоньку" не то слово. Зарплата заключенным положена по самым минимальным размерам. Половину ее они тратят на себя, а половину -- как раз на оплату судебного иска. Словом, много не наработаешь, и большую часть долга возвращать придется уже на воле. А за похороны друга он уже заплатил.

Есть в электростальском поселении и VIP-клиенты. Про историю самого "статусного" обитателя писали многие газеты. Это случилось на пересечении улиц Лесгар и Дефферин в Оттаве. Автомобиль "Крайслер Сириус" вылетел на полосу встречного движения, а затем на пешеходную дорожку, где сбил двух женщин. 50-летняя Кэтрин Маклин скончалась на месте, а ее спутница -- 56-летняя Кэтрин Дор -- получила тяжелые травмы и была госпитализирована. Наверное, вы уже догадались, что речь идет о ДТП с бывшим первым секретарем посольства РФ в Канаде Андреем Князевым. Лишь дипломатический иммунитет защитил Князева от канадского правосудия. В Канаде неосторожному водителю грозило бы 20 лет. Тверской межмуниципальный суд Москвы приговорил его к четырем годам лишения свободы. Выступая перед судом, бывший российский дипломат сказал, что "27 января 2001 года стало самым черным днем его жизни".

НЕ ВЕРЬ ЖЕНЕ И ТОРМОЗАМ

Человеку свойственно ошибаться. И потому корить его легче, чем какие-то внешние факторы: технику, погоду, дорожные условия... Но это не значит, что к нашей теме они не имеют никакого отношения.

Две подружки едут на "восьмерке" на дачу. Вдруг -- а такие вещи всегда происходят вдруг -- у "восьмерки" на полном ходу взрывается колесо, машина вылетает в кювет и переворачивается. Девушка, сидевшая на пассажирском сиденье, погибает.

У автомобиля известной марки, славящейся своими высокими стандартами безопасности, на ходу срабатывают обе подушки безопасности. В результате - авария и несколько пострадавших. Переезжая савеловскую эстакаду, Opel Omega попадает в занос и вылетает на автобусную остановку. У двух человек на остановке травмы средней тяжести. Формулировка обвинения стандартная -- "не справился с управлением". Обвинитель требует дать 5 лет тюрьмы! Нетрудно себе представить шок водителя, который не только не хотел нарушать правила, но и старался быть максимально осторожным -- ехал со скоростью 42 км/ч. Но предвидеть, что дорожное покрытие на эстакаде будет словно каток, а уж тем паче заранее предусмотреть отказ в работе главного тормозного цилиндра, водитель "Опеля" не мог.

Руководство ГИБДД часто повторяет, что за один лишь год в автокатастрофах Россия теряет больше, чем за 10 лет войны в Афганистане. И тут нет преувеличения. Для подтверждения -- данные за девять месяцев нынешнего года: 132 755 зафиксированных ДТП. 23 710 погибших. 156 661 раненый. За каждой аварией -- кровь, слезы, горе. И наказание. О каре, обрушивающейся на действительно виновных, если они уцелели, вы уже знаете. Но никто не ведает, наказали хотя бы одного работника дорожных служб? А сколько загубленных душ на их совести! Мы знаем о троих погибших, двух раненых и одном осужденном. Все они жертвы одного происшествия. Типичного происшествия, и в этом весь ужас.

Поколдовав над ремонтом полотна, дорожники спокойно разошлись по домам. Не выставив ни одного предупреждающего знака! Но даже не это самое страшное. Положив слой с большим содержанием битума, они оставили после себя фактический гололед. Коэффициент сцепления с дорогой, судя по замерам следователя, составлял 0,12--0,14. На таком катке первая же машина, не успевшая сбросить скорость, была обречена. Так и случилось. Про итог -- смотри выше. А дорожники отбились. Аргумент был нехитрый, но с юридической точки зрения безупречный. Выяснилось, что ППК (Портативный прибор Кузнецова, анализирующий коэффициент сцепления с дорогой), которым пользовался следователь, на тот момент не был сертифицирован. А стало быть, дорога была хорошая и водитель-лихач не справился с рулем.

Слепая Фемида не верит эмоциям. А требует доказательств того, что именно тормозной цилиндр, шина или колдобина и есть всему причина. В противном случае она уже готова опустить карающий меч.

ВСКРЫТИЕ ПОКАЖЕТ

Такие доказательства могут дать только авторитетные эксперты. Я встретился с двумя из них -- Вараздатом Григоряном, начальником автотехнической лаборатории Российского Федерального центра судебной экспертизы при Минюсте, и Валерием Вздыхалкиным, доцентом МАДИ и директором центра автотехнической экспертизы.


При расследовании дорожных происшествий, в которых пострадали люди, обычно назначается комплексная экспертиза.
В принципе, любое независимое заключение специалиста, работает ли он в государственной или частной организации, должно приниматься судом и следствием в качестве доказательства. Плюс государственных экспертных структур в том, что они имеют дело в подлиннике, а значит, исходных материалов у них больше. И оценка точнее. Зато частники меньше загружены работой, и потому их услуги качественнее. Судебно-медицинский эксперт устанавливает причины смерти и характер телесных повреждений участников ДТП, а также наличие и степень алкогольного опьянения; определяет механизм образования телесных повреждений и их связь с происшествием; выясняет состояние здоровья потерпевших. Целью автотехнической экспертизы является установление научно обоснованных характеристик ДТП во всех его фазах. Эксперты-автотехники исследуют техническое состояние транспортных средств и дороги, параметры движения транспортных средств и пешеходов, различного рода следы движения транспортных средств (трассологическая экспертиза), организацию движения, поведение участников рассматриваемого ДТП и соответствие их действий требованиям правил дорожного движения и других нормативных актов. Они изучают факторы, которые могли способствовать возникновению и развитию ДТП, их теоретическое и экспериментальное исследование, возможности его предотвращения отдельными участниками...


Увы, но технико-диагностическая экспертиза, которая и позволяет установить, "явилась ли неисправность в автомобиле следствием ДТП или появилась раньше", не всегда оказывается в пользу водителя. А значит, отнимает у него последний шанс избежать суда. Взять, к примеру, недавнюю аварию в Рязанской области. Водитель автобуса уверял, что причинами были "неисправность в работе подвески" и плохая дорога. Заказали экспертизу. Вердикт такой: причиной аварии действительно стала подвеска, но только конструктивные изменения в нее внес сам же водитель. Попросту говоря, он выкинул "лишние" детали (в частности, продольную тягу) и неправильно собрал рессору. Стало быть, сам и виноват. А участок дороги действительно не соответствовал ГОСТам, но причинной связи с ДТП здесь не было -- мало ли у нас неровных дорог. Другой случай: водитель "Волги" жалуется на шкворень, который сломался на ходу. От этого, якобы, и колесо оторвалось, и машину вынесло туда, куда не следует. Конечно, отговорка сомнительная, все-таки толщина стального шкворня -- два пальца, но мало ли. Заключение кафедры материаловедения МАДИ отняло последнюю зацепку. Деталь сломалась не сама по себе, а в результате удара. Ну а отклонения, имевшиеся в технологии изготовления детали, были признаны второстепенными.

Разочаровала экспертиза и водителя, пожаловавшегося на оторвавшееся колесо, от чего машина, дескать, и опрокинулась. И все бы ничего, но эксперты не могли не занести в свое заключение упоминание о следах бокового скольжения. Перпендикулярные полоски на протекторе и позволили им установить, что колесо до выезда с трассы было на месте. Но нередки случаи, когда только лишь веское слово эксперта спасает водителя от скамьи подсудимых. Предъявляет человек претензии к системе АБС. Эксперт с помощью тестера считывает коды ошибок и дает подтверждение, что вот она, действительно есть. Или по разрушению лампы накаливания устанавливает, что у стоящего на обочине грузовика не горели задние габариты. Ведь если бы габариты были включены, то края нити лампы были бы оплавлены, а так -- просто сломаны.

Эксперт, конечно, многое может. Но он во многом зависит от следователя, действующего на месте происшествия. Если следователь поработал небрежно, то даже Шерлок Холмс будет бессилен. А небрежность случается нередко. Порой следователи делают выводы о виновности того или иного водителя, опираясь отнюдь не на научные методики. Скажем, нет такой методики определения начальной скорости по степени последующих повреждений машин. Ведь повреждения зависят и от марки, и от модели, и от возраста машины, а также от условий ее эксплуатации. Но у некоторых инспекторов свой взгляд на ДТП. И порой далеко не объективный.

БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЕ

Юристы, разбирающие дорожно-транспортные происшествия, нередко сталкиваются с так называемым "аварийным синдромом". Он проявляется в том, что в стрессовой ситуации, при виде крови, искореженных машин люди теряют способность к адекватной оценке случившегося. Причем это может касаться всех: водителя, который в подавленном состоянии подписывает протоколы с самыми тяжкими обвинениями, свидетелей, вспоминающих о том, чего и не было, следователя, забывшего допросить свидетелей или собрать улики...

"Аварийный синдром" может помешать установить сам факт нарушения правил дорожного движения. В качестве доказательства -- следующий случай. На нерегулируемом перекрестке "Газель" на полном ходу врезается в бок Peugeot 206. У женщины, сидящей за рулем Peugeot 206, несколько переломов. Водитель "Газели" покорно признает свою вину -- а как иначе, если у него помеха справа? Инспектор тоже особо не разбирался. Женщина плачет, ее нужно немедленно везти в больницу. Да и перекресток полагается быстро освободить. И лишь впоследствии бедолагу удалось оправдать. Выяснилось, что на улице движение одностороннее и ехать в том направлении, в котором ехала дама на "Пежо", было никак нельзя.

Обычно водителя, нарушившего правила, автоматически считают виновным и в самой аварии и даже в смерти пострадавших. Между тем, непременным условием действия статьи 264 является как факт наступления последствий, так и наличие причинной связи между нарушением ПДД или эксплуатации транспортных средств и наступившими последствиями. Если, например, водитель забыл дома права (то есть нарушил правила) и сбил пешехода, это вовсе не значит, что именно отсутствие корочек и стало причиной несчастья. Еще пример. Гражданин Х. судом первой инстанции был осужден на 3 года. В приговоре сказано, что на своем Land Cruiser он ехал по Рублевскому шоссе со скоростью 64,5 км/ч вместо положенных 60 км/ч, а кроме того, выехал на встречку, где и столкнулся с Audi. При подготовке жалобы адвокаты обратили внимание на то, что непосредственной причиной столкновения были неправильные действия третьего водителя, управлявшего ВАЗ-2109. Он, выезжая со второстепенной дороги, не пропустил джип. От неожиданности и безысходности Х. и пришлось сделать роковой маневр. Что касается превышения скорости на 4,5 км/ч, то оно было столь незначительным, что никак не могло повлиять на исход событий. Верховный суд отменил приговор и прекратил дело за отсутствием состава преступления.

Вы будете удивлены, но даже пьянство за рулем еще не повод отправить человека за решетку. Это как с отсутствием прав. Был человек трезвым или пьяным -- не суть. И нет никакого парадокса в том, что Петр Чистяков, водитель джипа, протаранившего кортеж секретаря Совета безопасности России, с одной стороны, признает факт употребления за рулем, но с другой -- решительно отказывается признать себя виновным. По словам Чистякова, которого могут лишить воли на 18 лет, он ехал по своей полосе, а навстречу ему вылетел кортеж. Значит -- невиновен. Разбирать это незаконченное дело некорректно, да и нельзя по закону. Скажем только, что юридические основания защищаться у Чистякова, бесспорно, есть.

ДОРОГА К ДОМУ. КАЗЕННОМУ

"Ерунда, -- скажет иной читатель. -- Наказания без вины не бывает". Только не всегда вина столь очевидна. Об этом говорят и громкие ДТП лет минувших.

Подробности "автокатастрофы века", в которой погиб секретарь ЦК Белоруссии Петр Машеров, разумеется, стали широко известны лишь много лет спустя. После того, как "положительному и малопьющему" Николаю Пустовиту, который на колхозном грузовике лоб в лоб столкнулся с секретарской "Чайкой", отмеряли 15 лет. Мало кто сомневался, что Пустовит получил по заслугам. Формально он действительно был виновен. Ведь выехал на встречную полосу он. Кроме того, как следовало из судебно-автотехнической экспертизы ВНИИ Минюста СССР, "в сложившейся обстановке при своевременном принятии мер к снижению скорости движения автомобиля ГАЗ-53Б водитель имел возможность предотвратить дорожно-транспортное происшествие". А вот "Чайка", если верить экспертизе, затормозить не могла. Что, как потом оказалось, совсем неудивительно. Потому что ехала не по обычным правилам дорожного движения, а по правилам и инструкциям для спецкортежей. Они, в частности, предписывали первым лицам республик передвигаться со скоростью, не позволяющей вести по автомобилям прицельную стрельбу. То есть 100--120 км/ч. Кроме того, в сопровождении должна была идти машина ГАИ, со специальной окраской и включенными "мигалками". Но в тот злополучный день 1980 года в компании с "Чайкой" оказалась обычная "Волга". Кстати, четырьмя годами раньше в аналогичной ситуации судьба пощадила Машерова. Машина, в которой он сидел вместе с Раулем Кастро, чудом успела увернуться. Зато не успела другая -- "Чайка" председателя президиума Верховного Совета БССР Федора Сурганова.

Ну, ладно. Пусть случай с Пустовитом не показателен. Но ведь были и более явные ошибки следствия. Допущенные, например, в деле футболиста московского "Спартака" Юрия Севидова. В 1965 году в районе Котельнической набережной у высотки пьяный (как говорили) Севидов на своем "Форде" сбил академика Дмитрия Рябчикова, лауреата трех Ленинских премий, разработчика ракетного топлива. Академик получил не очень серьезную травму. Но в больнице неопытный ординатор не разобрался в ситуации и дал Рябчикову, у которого было слабое сердце, наркоз. Академик умер на операционном столе, а Севидову по требованию ЦК КПСС дали десять лет и отправили на лесоповал. Кстати, медицинская экспертиза следов алкоголя не выявила, хотя сам Севидов признавал, что за несколько часов до аварии он с друзьями выпил бутылку коньяка. А о промашке ординатора стало известно позже.

МОРАЛЬ

Ее нет. Равно как есть ГУИН, но нет пока ГУИЖа -- Государственного Управления Исполнения Желаний. Многое зависит только от тебя. Поэтому, если не хочешь взять на душу грех и пересесть с "Мерседеса" на трактор, будь осторожным на дороге, береги себя и других. И помни, что от сумы и от тюрьмы зарекаться нельзя. Тьфу-тьфу-тьфу.
Подпишитесь на новую рассылку Авто Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей и новинок в мире автомобилей
Этот материал пока никто не прокомментировал. Будьте первым!
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Новости Mail.Ru

Рекомендуем прочесть