Как инженеры из Горького ошибки Генри Форда исправляли

Построенный за 15 месяцев Нижегородский автозавод — подлинный символ сталинской индустриализации. 29 января автогигант отмечает 80-летие, и Авто Mail.Ru вспоминает историю, зачинщиком которой оказался лично Генри Форд

«А проекции американцы, видимо, по-другому располагают? А это что такое? Точно! Это они техтребования и техпроцесс прямо на полях чертежей прописывают... Вы подумайте, прямо на полях!» — молодые инженеры склонились над столом, заваленным чертежами и прочей документацией, и увлеченно переговаривались: перед ними лежала полная документация на будущих первенцев зарождающегося советского автопрома: грузовик ГАЗ-АА и легковушку ГАЗ-А. Точнее, на автомобили семейства Model A, разработанные компанией Ford.

Возвести автогигант советское правительство поначалу планировало своими силами, поэтому подготовить проект завода поручили одновременно институту Гипромез и тресту Металлстрой. Но как построить автозавод специалисты этих учреждений совершенно не представляли... То есть представляли, конечно, но чисто теоретически — по переводным статьям и учебникам. И тогда «наверху» приняли единственно верное решение: купить за границей готовый завод. Не проект, а полноценное производство, включая техническую документацию, необходимое оборудование и лицензию на выпуск подходящей для наших условий машины. После недолгих поисков партнёром для грандиозной стройки выбрали американскую Ford Motor Company.

content image for: 36263

Сейчас, почти столетие спустя, этот выбор не кажется очевидным: много крови советским специалистам попортили фунты и дюймы вместо килограммов и сантиметров, другой принцип построения чертежей... Но тогда советских специалистов фордовские модели привлекли простотой, надежностью и конструктивной близостью — грузовик Ford AA и легковушка Ford A оказались, фактически, близнецами, собранными из одинаковых деталей, что было крайне важно: две разные модели поставить на производство попросту не смогли бы. Поэтому 31 мая 1929 года в американском Дирборне, штат Мичиган, был подписан договор между Советом народных комиссаров СССР и компанией «Форд» о строительстве в России автозавода плановой мощностью 100 тысяч машин ежегодно и о техническом сотрудничестве сроком на 9 лет. Стоимость контракта составила 30 миллионов долларов.

content image for: 36263

В качестве места для будущей столицы советского автопрома выбрали Нижний Новгород — город, расположенный на пересечении водных, железнодорожных и автомобильных путей. И хотя Москва, Ленинград и Ярославль тоже подходили по «транспортному признаку», в пользу Нижнего сыграло сразу несколько важных факторов: во-первых, здесь было много предприятий, занятых обработкой металла, во-вторых, развитая деревообрабатывающая промышленность гарантировала своевременные поставки заготовок для деревянных частей машин. В июле 1929 года в пригороде Нижнего (который совсем скоро станет Горьким), неподалеку от деревни под названием Монастырка, начались геодезические изыскания, чтобы через десять месяцев здесь закипела грандиозная стройка.

content image for: 36263

Трудно поверить, но через 15 месяцев (!) от начала строительства, 1 января 1932 года, автозавод начал свою работу. Правда, первые машины, грузовики НАЗ-АА (которые иногда ошибочно называют НГАЗ-АА), сошли с нижегородского конвейера только 29 января — рабочие почти месяц осваивали выпуск сложных деталей — коленвала, блока цилиндров и лонжеронов рамы. Затем производство притормаживали нерасторопные смежники: то проката недопоставят, то стёкла бракованные пришлют... Неудивительно, что за двенадцать месяцев автозавод соберёт только 730 машин марок НАЗ и ГАЗ. Последняя аббревиатура появилась 7 октября 1932 года, когда Нижний Новгород переименовали в Горький и Нижегородский автозавод стал Горьковским. Кстати, легковушки серии А изначально выпускались под маркой ГАЗ, поскольку их освоение затянулось, и первые фаэтоны удалось собрать лишь 8 декабря 1932-го.

content image for: 36263

Легковушки побежали по советским дорогам, грузовики отправились на грандиозные стройки... И тут грянул гром! То, что легковая машина и «полуторка» имели одинаковые узлы, оказалось серьёзным недостатком: грузовики подвергались большим нагрузкам, чаще ездили по бездорожью и сельским дорогам, отчего поломки сыпались на водителей одна за другой, хотя шофёры пассажирских фаэтонов не уставали нахваливать надёжность своих машин. Слабыми узлами ГАЗ-АА оказались передняя опора двигателя и «промовал» — упрощенный аналог современного двухшарнирного карданного вала. А происходило следующее: от тряски и ударов опора силового агрегата ломалась, двигатель опускался и нагружал «промовал», что заканчивалось неизбежной поломкой последнего. На завод посыпались рекламации, запахло северными лесоповалами и сибирскими рудниками...

content image for: 36263

«По-видимому, жалобы пошли и на «самый верх»: начались проверки и поиски «вредителей». Выпуск грузовых автомобилей остановили. Надо многими работниками нависла угроза репрессий... — вспоминает свидетель описываемых событий, один из пионеров советской конструкторской школы, Михаил Куперман. — Проверили размеры, химический состав металла, режимы термообработки, нагрузочные характеристики опор — всё соответствовало документации и фордовским образцам. Серийные рамы штамповали на американской оснастке. Проверили координаты крепёжных мест силового агрегата и заднего моста — размеры не выходили за пределы допусков». Вывод напрашивался единственный: машина, созданная под личным руководством Генри Форда, имела серьёзные конструктивные дефекты, но на американских дорогах просчёты конструкторов не могли проявиться так быстро, как на нашем бездорожье.

content image for: 36263

Увы, пока инженеры искали причину поломок, скорые на расправу чекисты нашли виновных: некоторых руководителей успели уволить, а начальник цеха, где изготавливали опоры, и главный металлург находились под арестом... К чести советской конструкторской школы, решение проблемы нашли быстро, предложив сразу несколько вариантов изменения злополучной детали. Вот только сделать ничего не удалось: внесение изменений в конструкцию новой машины было категорически запрещено! Позднее Ford признал ошибку и модернизировал автомобили серии А — в Нижний Новгород прислали чертежи машин следующего поколения. Но на заводе тогда вовсю занимались созданием модели собственной конструкции и переделывать «полуторку», слепо следуя фордовским чертежам, посчитали нецелесообразным.

content image for: 36263

Кстати, «полуторка» значительно пережила свою легковую «сестру»: если производство ГАЗ-А свернули 2 января 1936 года, выпустив порядка 42 тысяч машин, то грузовой ГАЗ-АА штамповали до 1938 года, а после — модернизировали (название модели сменилось на ММ) и продолжали выпускать до 1949 года. Развозная машина, которая по замыслу Генри Форда создавалась для доставки небольших партий лёгкого груза, легко вынесла и трудности индустриализации, и военное лихолетье... Про паспортную грузоподъёмность — всего 1500 кг — никогда не вспоминали и грузили столько, сколько помещалось на грузовую платформу. А если места не хватало, то кузов наращивали. Ничего не напоминает? Так сейчас делают владельцы «Газелей», грузовичков, которые по своей грузоподъемности тоже являются «полуторками». Вот такая преемственность поколений...

content image for: 36263

Но главное — именно «полуторка» авторства концерна Ford научила советских инженеров создавать и серийно выпускать машины. На фундаменте простенькой ГАЗ-АА потом построят такие шедевры автомобильной архитектуры, как ГАЗ-21 «Волга» и ГАЗ-13 «Чайка». С днём рождения, ГАЗ!

Алексей Кованов
Фото из архивов ОАО «ГАЗ» и книги Ивана Падерина
«ГАЗ 1932-1982 Русские машины»

Подпишитесь на нас