Грустный праздник, или День рождения вождя

3 января исполнилось 85 лет марке Pontiac. Но это тот самый случай, когда праздник принято называть грустным. Ведь сам именинник не дожил до юбилея каких-то два года...

3 января исполнилось 85 лет марке Pontiac. Но это тот самый случай, когда праздник принято называть грустным. Ведь сам именинник не дожил до юбилея каких-то два года... Мы решили помянуть уважаемый американский бренд добрым словом, вспомнив самые яркие моменты его непростой жизни, в которой хватало и радостей, и разочарований.

content image for: 67451

В первых числах января нового, 1926 года роскошный нью-йоркский отель «Коммодор» превратился в шутовской балаган. Неожиданно для постояльцев и окрестных жителей название гостиницы сменили на... вигвам, конференц-зал украсила надпись «пау-вау», то есть «место встречи» на индейском диалекте, блюда в ресторанном меню – и те переименовали на манер кулинарных изысков коренных американцев. И это был не студенческий капустник. Таким вот забавным образом General Motors готовилась к запуску нового бренда, названного в честь вождя Понтиака – одной из самых ярких фигур движения индейского сопротивления, по значимости в заокеанском фольклоре вполне сопоставимой, скажем, с Чапаевым.

content image for: 33344

Идея рождения Pontiac принадлежала тогдашнему президенту GM Альфреду Слоуну, придумавшему так называемую концепцию брендов-сателлитов. Чтобы заполнить ценовые ниши между основными филиалами General Motors, каждый из них должен был получить младшего братика – фирму, выпускающую чуть более дешевые и простые автомобили. Так премиальный Cadillac обзавелся торговой маркой LaSalle, автомобили которой стоили дешевле, чем «кэдди», но все равно дороже любого Buick. У того, в свою очередь, появился бренд Marquette, а ступенькой ниже партнером Oldsmobile стал еще один новоизобретенный сателлит – Viking. Первым же из «младшеньких» был именно Pontiac – отпрыск ныне крепко-накрепко забытой фирмы Oakland, которая в иерархической лестнице GM стояла на ступеньку выше самого демократичного и массового Chevrolet.

content image for: 67451

Вообще-то говоря, бренды-сателлиты – не самая удачная идея Альфреда Слоуна. Так, Viking и Marquette загнулись практически сразу же, а производство с трудом дотянувшего до 40-х LaSalle не стали возобновлять после войны. И лишь к Pontiac судьба оказалась куда благосклоннее.

content image for: 67451

Публика на ура приняла первую же модель Pontiac 6-27, официально представленную 3 января 1926-го на автосалоне в Нью-Йорке. Всего через год с небольшим продажи нового бренда перевалили 100-тысячный рубеж, а к концу 1929-го число выпущенных Pontiac достигло полумиллиона. И тут как гром среди ясного неба грянула Великая депрессия. Продажи решительно рухнули, а в Детройте всерьез заговорили о ликвидации как Pontiac, так и Oakland, находившейся в еще более плачевном положении.

content image for: 67451

Но за индейского вождя вступился Альфред Слоун. Кризис рано или поздно пройдет, считал он, а разбрасываться популярными марками не стоит. Решено было максимально технически унифицировать автомобили Pontiac и Chevrolet, а также объединить отделы продаж Pontiac, Oldsmobile и Buick. Отныне каждый из дилеров любого из этих брендов обязан был продавать и машины двух других марок. Ну а несчастный Oakland все же списали с баланса.

content image for: 67451

Слоун не ошибся в расчетах. Pontiac начал оправдывать авансы еще задолго до окончания депрессии – к середине 30-х годов марка вновь набирала обороты. Из трех полупрестижных брендов GM машины от «индейского вождя» считались самыми недорогими и вполне качественными. Так, модель 8, представленная в январе 1933-го, стала одной из самых доступных на рынке 8-цилиндровых машин. А дебютировавший в 40-м Pontiac Torpedo и вовсе помог достичь рекордных продаж, сделавших марку самой популярной среди автомобилей так называемой средней ценовой категории.

content image for: 67451

Уверенный рост Pontiac оборвала Вторая мировая, когда всем вдруг стало не до легковых автомобилей. Но после кратковременного, хотя и бурного роста продаж в первые послевоенные годы для Pontiac наступили трудные дни. В двух словах проблемы марки можно было сформулировать как кризис индивидуальности. Модели 50-х годов слишком уж походили на своих родственников из других филиалов General Motors. При этом лишившиеся собственного лица автомобили Pontiac стоили дороже Chevrolet, но заметно уступали в роскоши и лоске Oldsmobile и Buick. За маркой прочно закрепился имидж ординарного и скучного транспортного средства для пенсионеров. Продажи вошли в пике, и в один момент показалось даже, что судьба индейца вновь повисла на волоске...

content image for: 33344

По счастью в 1956 году директорское кресло Pontiac занял Симон Кнудсен. Энергичный сын экс-президента General Motors Билла Кнудсена переманил из Oldsmobile респектабельного конструктора и менеджера Пита Истеса, а также молодого инженера Packard Джона ДеЛориана (о котором мы недавно рассказывали). Эта троица сотворила настоящее чудо. Сделав ставку на мощные моторы, подчеркнуто агрессивный дизайн и всегдашние привлекательные цены, Кнудсен, Истес и Делориан буквально за несколько лет превратили пенсионерский бренд в самую горячую и молодежную марку Америки. А Pontiac GTO стал настоящей иконой своего времени и первенцем нового сегмента «маскл-каров» – сверхмощных автомобилей. В рекордном для марки 1968-м продали 940 тысяч машин (для сравнения, в 1955-м – всего около 217 тысяч). Причем самое любопытное, что заряженных сверхмощных версий в тот год выпустили больше, чем обычных гражданских моделей Pontiac.

content image for: 67451

К сожалению, 60-е так навсегда и остались самым ударным десятилетием «индейца». 70-е принесли с собой не только нефтяной кризис, но и радикально подорожавшие страховки на маскл-кары. Два этих фактора благополучно уничтожили рынок сверхмощных машин. В 80-х марку вновь накрыл кризис самооценки. Время от времени компании удавались любопытные новинки, но гораздо больше было проходных моделей. Того хуже, шильдик Pontiac все чаще клеили на слегка перелицованные Chevrolet, Opel и даже Daewoo...

content image for: 67451

Вновь найти себя на стремительно менявшемся рынке Pontiac так и не смог. На то есть множество причин. Усилилась конкуренция со стороны европейских и японских брендов, а руководство GM вместо того, чтобы сконцентрироваться на развитии уже существующих марок, вдруг стало придумывать новые. Кто знает, если бы деньги, ушедшие на запуск провалившихся Geo, Saturn и Hummer, потратили на ребрендинг и обновление модельного ряда филиалов из старой «джи-эмовской» гвардии, то, глядишь, и не оплакивали бы сейчас безвременно ушедшие Oldsmobile и Pontiac.

10 лучших автомобилей в истории Pontiac по версии Авто Mail.Ru

content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344
content image for: 33344

Данила Михайлов

Подпишитесь на нас