Mail.RuПочтаМой МирОдноклассникиИгрыЗнакомстваНовостиПоискВсе проекты
5 февраля 2005 14:44, Новости

«Эксклюзивные машины как женщины, их всегда хочется потрогать руками»

Возможно, вы никогда не видели в потоке машин родстер Body, кабриолет Cardi Curara или внедорожник Next. Впрочем, это не удивительно: все перечисленные авто – настоящие творения «от кутюр», существующие в единственном экземпляре. Их создателю, дизайнеру Сергею АЛЫШЕВУ, удалось сделать былью сказку о российском автомобиле, который не стыдно показать на самых престижных международных автосалонах
10 декабря
Volkswagen Polo 1.6 AT
Комфорт приемлем, но холодная (салон)
3.3
10 декабря
Mitsubishi ASX 1.6 2WD MT
Отличный автомобиль! Молодцы японцы!
4.7
Все отзывы
Рассылка
Подпишитесь на рассылку Авто Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей и новинок в мире автомобилей
Возможно, вы никогда не видели в потоке машин родстер Body, кабриолет Cardi Curara или внедорожник Next. Впрочем, это не удивительно: все перечисленные авто – настоящие творения «от кутюр», существующие в единственном экземпляре. Их создателю, дизайнеру Сергею АЛЫШЕВУ, удалось сделать былью сказку о российском автомобиле, который не стыдно показать на самых престижных международных автосалонах. Сергей мечтает о поднятии в России целой отрасли – мелкосерийного производства автомобилей. Пока же его клиенты – люди, способные за прихоть иметь уникальный автомобиль заплатить более 100 тыс. долларов…

– Сергей, вы создаете дорогие игрушки для богатых. И кто же эти люди, которые ничего не могут себе выбрать из того огромного разнообразия моделей, которые каждый год выпускает автопром?


– Это не просто богатые люди, имеющие несколько автомобилей, иногда они владеют целыми автопарками. Ко мне приходят те, кому надоело то, что у них есть, и то, что выпускается с конвейеров мировых автогигантов, пусть даже и очень небольшими партиями, и кто хочет иметь у себя в гараже совершенно уникальный, ни на что не похожий автомобиль.

– Другими словами, пресытившиеся граждане, чудаки и оригиналы…

– Скорее, люди, для которых важен престиж. Престиж – двигатель моего бизнеса. Да, престижно ездить на Audi А8, Mercedes-Benz W220 или Gelaendewagen. Но еще престижнее иметь эксклюзивное авто, которое большую часть времени будет просто стоять в гараже и радовать глаз владельца своими необычными формами и дизайном. А выезжать на дороги он будет на ней только по великим праздникам и в особых случаях.

– Что же предпочитают для особых случаев?

– Сколько людей, столько и мнений. Кто-то хочет, чтобы было «круче, чем самый-самый навороченный автомобиль», а кто-то совершенно не представляет, чего же он все-таки хочет, и ждет от нас неповторимое чудо на колесах.
– И вы поможете «обрести счастье» и тем, и другим?

– Обязательно. Главное – постараться узнать как можно больше о человеке, для которого ты делаешь машину, о его вкусах, предпочтениях, о его работе и даже манере езды.

– Такие клиенты обычно весьма капризны?

– Я не называю их клиентами. Они переходят в разряд моих друзей. Процесс превращения совершенно незнакомого мне человека в друга происходит незаметно, в процессе обсуждения заказа. После завершения работы наше общение чаще всего не прекращается: обслуживать машину обычно приходится мне же.

– Автомобиль в одиночку не сделаешь. Кто вам помогает в создании ваших эксклюзивов?

– Люди, с которыми я работаю, мой коллектив, играют для меня колоссальную роль. Когда мы начинали, то и понятия не имели, как создавать автомобильные эксклюзивы и сколько можно заработать на этом деле в нашей стране. Просто была потребность сделать что-то необычное, а уж сколько удастся выручать за машины – было вопросом вторым…

– И сколько автомобилей вы выпускаете сегодня?

– Один-два в год. Серьезных проектов, когда машина создавалась с нуля, начиная с концепции автомобиля и заканчивая готовым изделием на ходу, у нас было около 15.

– Какой была ваша первая машина?

– Это был открытый двухместный родстер Body. У него очень яркий, даже нарочито броский дизайн и немного своеобразный стиль. При этом машина лишена привычных элементов безопасности, например, бампера и решеток. Мы убрали все лишнее, что противоречит внешнему виду автомобиля. Но у него появились свои интересные элементы: фары, как бы лежащие поверх кузова, багажник, напоминающий дамский кошелек, подкладка которого не натянута, а висит мешком. Body так и не был продан, и я не хочу его продавать. Долгую и кропотливую работу над ним я вспоминаю с сентиментальной теплотой. Все в этой машине было откровением, мы только учились, и когда мы ее закончили, была настоящая феерия чувств. Серебристый родстер с красным кожаным салоном до сих пор стоит у меня в гараже. Он не зарегистрирован в ГИБДД, у него нет номеров. Этот автомобиль создавался не для продажи, таким образом мы хотели заявить о себе, сделать его своеобразным лицом, визитной карточкой нашей команды. Впрочем, какие-то деньги Body нам все же принес: его несколько раз снимали в рекламных роликах и в музыкальных клипах.

– И все-таки, если вдруг вы решите его продавать, во сколько оцените свое первое авто?

– Первый Body я никому не отдам. Но если кто-то захочет такой же автомобиль, я повторю его за 40–45 тыс. долларов и при условии использования «донорской» ходовой части от «трешки» BMW.
 
– Как сложилась судьба других автомобилей?

– Недавно мне позвонил покупатель нашего второго авто – открытого (пляжного) внедорожника Next, который был сделан с использованием агрегатов «Нивы». У него с капота, видимо, юные коллекционеры украли нашу фирменную эмблему. И он попросил сделать ему еще одну. Я с нетерпением жду, когда он приедет. Интересно увидеть свою машину, оценить ее техническое состояние. Все-таки она на ходу с 1998 года и уже прошла более ста тысяч километров. А до того, как ее купили, на Московском автосалоне в 1995 году она получила специальный приз прессы – «За самый захватанный руками автомобиль». Название номинации говорит само за себя. Ведь эксклюзивные машины, как никакие другие, хочется потрогать руками. Как женщин. Body-II, который показывался на прошлогоднем автосалоне и к которому тогда многие приглядывались, мы пока придерживаем в мастерской. У нас появились новые творческие задумки, которые мы хотим попробовать на этой машине.

– В 1999 году вы рискнули и выставили свой спортивный автомобиль Cardi Curara на Парижском автосалоне. Дебют оказался удачным и даже превзошел все ожидания…

– Да, Cardi Curara – пожалуй, самый известный наш проект. Это родстер, по своему типажу близкое к Chevrolet Corvette или Dodge Viper, было продано прямо с подиума Парижского автосалона. Его купил автолюбитель из Испании за 160 тыс. долларов. На самом деле, это не так дорого, так как большая часть суммы пришлась на начинку: мотор от BMW V12, оригинальную подвеску…

– А какие у него дизайнерские изыски?

– Кузов авто двухцветный: центр и салон – рубиново-красного цвета, а борта – серебристые. Границы цветов подчеркнуты металлическими молдингами, перед напоминает морду чудовища с открытой пастью. Машина лишена багажника и бардачка – совершенно лишних вещей, мешающих получать удовольствие от быстрой езды. Кресла обили кожей Connoly – той же, что на креслах английского парламента. Этот факт не может не льстить честолюбию владельца.

– Такую машину, наверное, не поставишь на учет в ГИБДД?

– Почему же, все это решаемо. Есть определенный свод требований, которым должен отвечать автомобиль. И наши автомобили им отвечают. Если машина проходит сертификацию, на учет она ставится по общим правилам.
– Как рождается новый автомобиль?

– Даже не с чистого листа, а с единого творческого порыва нашего коллектива, с желания создать нечто такое, что доставляло бы радость и нам, и окружающим. Без такого экстаза ничего невозможно. А уже потом решается, какой тип автомобиля мы будем создавать, какой у него будет привод, где расположить двигатель, от какого «донора» (серийной модели. – Авт.) мы возьмем силовой агрегат… Утвердив компоновку машины, мы рисуем эскизы – огромное количество эскизов, на основе которых делается макет в масштабе 1х5. Макет нужен для проработки нюансов. Потом на стапеле выставляются все агрегаты донора, вокруг которых и будет строиться машина. После этого делается уже большой, посадочный макет, позволяющий оценить удобство входа и выхода из машины, расположения водителя и пассажиров, проверить углы обзорности... Следующий этап – лепка макета из пластилина в натуральную величину. В этом нет ничего смешного, это очень важная часть всего процесса. Да и пластилин используется особый, скульптурный, не имеющий ничего общего с тем, которым играют дети. С макета мы снимаем матрицу, с которой затем делается кузов авто. Вот так вкратце выглядит производственный процесс.
– Дорого обойдется такой заказ клиенту?

– Смотря что считать дорогим. Штучный товар всегда и везде оценивался гораздо выше, чем серийный. Вот, например, сейчас у нас в работе Mercedes-Benz W220, из которого мы делаем совершенно оригинальный автомобиль. Его образ навеян появлением на рынке легендарного Maybach. Длина нашего автомобиля будет приближаться к «майбаховским» шести метрам, двигатель тоже будет мощнее, чем у «донора» W220, – 5 литров вместо 3,2. Так вот, переделка этой машины обойдется примерно во столько же, сколько стоит новый Mercedes-Benz W220, – не меньше 150 тыс. долларов. Но это же все равно намного меньше стоимости Maybach, цена которого начинается с полумиллиона долларов.

– У вас есть конкуренты?

– В 1991 году мы были одни. Сегодня конкуренты появились, но круг наш все равно узок. Ведь весь российский «эксклюзивный» бизнес – это лишь 20 энтузиастов, которые сидят по небольшим мастерским и творят чудеса техники…
Подпишитесь на новую рассылку Авто Mail.Ru, чтобы быть в курсе главных новостей и новинок в мире автомобилей
Комментарии
2
олег
шикарно!!!
СсылкаПожаловаться
ххх Илья ххх
Я тоже собираюсь потихонечку освоить самосборки авто . Собираю инфу ,копирую фотки и много,много читаю .........
СсылкаПожаловаться
Чтобы оставить комментарий, вам нужно авторизоваться.
Новости Mail.Ru

Рекомендуем прочесть